Антимонопольное законодательство. Право на результаты интеллектуальной деятельности

Содержание

Введение

1. Акты и действия (бездействия) органов государственной власти и местного самоуправления, нарушающие антимонопольное законодательство

2. Порядок реализации исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Анализ реального состояния конкуренции в стране является базой для принятия ответственных решений. Нельзя создавать конкуренцию искусственно, только на бумаге. Задача государства заключается в обеспечении реальных условий для ведения честной конкурентной борьбы.

На очередном заседании Правительства Российской Федерации были сформулированы следующие задачи.

Во-первых, необходимо убирать излишние административные входные барьеры. Громоздкие процедуры регистрации нужно упрощать, ликвидировать надуманные требования, обременительные сборы и ограничения доступа к инфраструктуре — все это тормозит предпринимательскую инициативу, порой становится непреодолимым препятствием для выхода на рынок новых компаний и предприятий, а значит, новых продуктов и услуг.

Во-вторых, вести постоянный мониторинг цен по основным группам товаров, регулярно фиксируя резкие и зачастую необоснованные скачки цен, вызванные, как правило, желанием некоторых компаний воспользоваться доминирующим положением на рынке, реализовать свою монопольную ренту. Следует своевременно, быстро, оперативно и жестко реагировать на такие проявления.

Была отмечена также необходимость сделать прозрачными правила работы на рынке. В первую очередь это касается механизмов формирования цен, и прежде всего на товары первой необходимости.

Любая коммерческая организация должна получать прибыль, без этого невозможна экономическая жизнь. Однако когда речь идет о получении монопольных сверхдоходов — путем задирания цен или снижения качества жизненно важных товаров — с использованием своего положения, говорить о каких-то рыночных принципах невозможно, нет здесь никакого рынка.

1. Акты и действия (бездействия) органов государственной власти и местного самоуправления, нарушающие антимонопольное законодательство

Российский потребитель должен иметь возможность приобретать качественные товары по разумным, экономически обоснованным ценам.

Закон N 401-ФЗ расширяет перечень актов и действий (бездействия) органов государственной власти и местного самоуправления, нарушающих антимонопольное законодательство.

К числу таких действий Закон о защите конкуренции относит следующие:

-создание дискриминационных условий;

-установление и (или) взимание не предусмотренных законодательством Российской Федерации платежей при предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных или муниципальных услуг;

-дача хозяйствующим субъектам указаний о приобретении товара, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

Расширение перечня актов и действий (бездействия) органов государственной власти и местного самоуправления не означает, что этот перечень становится закрытым.

Антимонопольный орган может признать нарушающими положения ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции акты и действия (бездействия) органов государственной власти и местного самоуправления, которые прямо не поименованы в указанной части, но которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

При этом, как указано в п. 2 разъяснения, данного ФАС России в письме от 27.12.2011 N ИА/48801, к числу признаков ограничения конкуренции отнесены случаи установления органами государственной власти и органами местного самоуправления требований к товарам или к хозяйствующим субъектам, не предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Учитывая положения Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», действие ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции распространено на акты действия (бездействие) организаций, участвующих в предоставлении государственных и муниципальных услуг.

Со вступлением в силу Федерального закона от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», устанавливающего общие принципы закупки товаров, работ, услуг и основные требования к их закупке для государственных корпораций, государственных компаний, субъектов естественных монополий, организаций, осуществляющих регулируемые виды деятельности, закупки госкомпаний и естественных монополистов становятся прозрачными и недискриминационными.

Речь идет о госкомпаниях, субъектах естественных монополий, госкорпорациях, организациях, осуществляющих регулируемые виды деятельности в сфере электро-, газо-, тепло-, водоснабжения, водоотведения, утилизации (захоронения) твердых бытовых отходов. Закон также распространяется на унитарные предприятия, автономные учреждения, хозяйственные общества с долей государственного (муниципального) участия более 50%, на «дочек» и «внучек» перечисленных юридических лиц. Установлены основные требования к проведению закупок, в частности информационная открытость, отсутствие дискриминации участников и необоснованных ограничений конкуренции, целевое и экономически эффективное расходование средств на приобретение товаров, работ, услуг.

Преимущественными способами закупок являются открытые торги в форме конкурса или аукциона. Установлено требование о повышении доли закупок инновационной продукции Экономическая теория/ Под ред. В.Д. Камаева — М.: Гуманит. Изд. Центр Владос, 2009. — 640 с.

На заказчиков возлагается обязанность разработать положение о закупках и разместить его на сайте. В положении можно указывать иные (кроме конкурса или аукциона) способы закупки. В этом случае разъясняется порядок проведения закупки таким методом. Правительство Российской Федерации определяет перечень товаров, работ, услуг, закупка которых осуществляется в электронной форме.

Закон предусматривает ведение реестров заключенных договоров и недобросовестных поставщиков. В Законе также определены случаи, когда участник закупки вправе обжаловать в антимонопольный орган действия (бездействие) заказчика.

Вступившие в законную силу Закон N 401-ФЗ и Закон N 404-ФЗ вносят и (или) уточняют следующие положения законодательства Российской Федерации в сфере защиты конкуренции.

Законом N 401-ФЗ уточняется сфера действия Закона о защите конкуренции. В частности, новая редакция ч. 2 ст. 3 Закона о защите конкуренции предусматривает, что положения указанного Закона применяются к достигнутым за пределами территории Российской Федерации соглашениям между российскими и (или) иностранными лицами либо организациями, а также к совершаемым ими действиям, если такие соглашения или действия оказывают влияние на состояние конкуренции на территории Российской Федерации.

Содержащиеся в ч. 2 ст. 3 Закона о защите конкуренции положения, привязывающие применение Закона о защите конкуренции к сделкам и действиям в отношении находящихся на территории Российской Федерации основных производственных средств, нематериальных активов, акций, долей или прав в отношении коммерческих организаций, которые осуществляют деятельность на территории Российской Федерации, из ч. 2 ст. 3 Закона о защите конкуренции исключены, поскольку имеют отношение только для целей определения сферы осуществления государственного контроля над экономической концентрацией (гл. 7 Закона о защите конкуренции) и в связи с этим не могут быть отнесены к общим положениям, закрепляемым в гл. 1 Закона.

Одновременно в целях правильного определения перечня сделок и действий, совершаемых (осуществляемых) за пределами территории Российской Федерации и подпадающих под государственный контроль за экономической концентрацией, гл. 7 Закона о защите конкуренции дополнена ст. 26.1, предусматривающей, что государственному контролю за экономической концентрацией подлежат сделки, иные действия в отношении активов российских финансовых организаций и находящихся на территории Российской Федерации основных производственных средств и (или) нематериальных активов либо в отношении голосующих акций (долей), прав в отношении российских коммерческих и некоммерческих организаций, а также иностранных лиц и (или) организаций, осуществляющих поставки товаров на территорию Российской Федерации в сумме более чем один миллиард рублей в течение года, предшествующего дате совершения сделки, иного действия, подлежащих государственному контролю.

Такое уточнение, по мнению ФАС России, позволит снять возникающие практические вопросы по поводу реализации принципа экстерриториальности действия Закона о защите конкуренции.

Расширяется определение понятия «хозяйствующий субъект». К числу хозяйствующих субъектов будут относиться не только индивидуальные предприниматели, но также иные физические лица, не зарегистрированные в качестве индивидуального предпринимателя, но осуществляющие профессиональную деятельность, приносящую доход, в соответствии с федеральными законами на основании государственной регистрации и (или) лицензии, а также в силу членства в саморегулируемой организации (п. 5 ст. 4 Закона о защите конкуренции).

Учитывая положения Федерального закона от 2 июля 2010 г. N 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», к числу финансовых организаций Законом N 401-ФЗ отнесены микрофинансовые организации (п. 6 ст. 4 Закона о защите конкуренции).

Законом N 401-ФЗ уточнено определение координации экономической деятельности. Так, согласно Закону о защите конкуренции под координацией экономической деятельности следует понимать согласование действий хозяйствующих субъектов третьим лицом, не входящим в одну группу лиц ни с одним из таких хозяйствующих субъектов и не осуществляющим деятельности на товарном рынке, на котором осуществляется согласование действий хозяйствующих субъектов. При этом уточнение понятия координации экономической деятельности позволяет его распространить и на действия саморегулируемой организации.

Одновременно Закон N 401-ФЗ предусматривает, что не являются координацией экономической деятельности действия хозяйствующих субъектов, осуществляемые в рамках «вертикальных» соглашений.

Закон N 401-ФЗ уточняет перечень признаков ограничения конкуренции. В частности, к признакам ограничения конкуренции отнесено установление органами государственной власти, органами местного самоуправления, организациями, участвующими в предоставлении государственных или муниципальных услуг, при участии в предоставлении таких услуг требований к товарам или к хозяйствующим субъектам, не предусмотренных законодательством Российской Федерации. При этом указанное не означает, что иные действия органов власти, предусмотренные ст. 15 Закона о защите конкуренции, не ограничивают конкуренции. Для их оценки необходимо использовать также иные признаки, предусмотренные п. 17 ст. 4 Закона о защите конкуренции.

Законом N 401-ФЗ уточняется определение понятия «вертикальное» соглашение. «Вертикальным» признается соглашение между хозяйствующими субъектами, один из которых приобретает товар, а другой предоставляет (продает) товар. При этом Закон о защите конкуренции подчеркивает, что не является «вертикальным» соглашением агентский договор.

Учитывая, что одной из форм создания преимуществ хозяйствующим субъектам при осуществлении предпринимательской деятельности является предоставление им государственных или муниципальных гарантий, определение понятия «государственная или муниципальная преференция» дополнено указанием на то, что к числу преференций относятся государственные или муниципальные гарантии (п. 20 ст. 4 Закона о защите конкуренции).

Статья 4 дополнена новым понятием «лицо, являющееся объектом экономической концентрации». Лицом, являющимся объектом экономической концентрации, признается лицо, чьи акции (доли), активы, основные производственные средства и (или) нематериальные активы приобретаются или вносятся в уставный капитал, и (или) лицо, права в отношении которого приобретаются в порядке, установленном гл. 7 Закона о защите конкуренции.

Законом N 401-ФЗ ст. 5 Закона о защите конкуренции дополнена положением, устанавливающим требование к временному интервалу анализа состояния конкуренции в целях установления доминирующего положения хозяйствующего субъекта.

Новая ч. 9 ст. 5 Закона о защите конкуренции предусматривает, что временной интервал анализа состояния конкуренции определяется в зависимости от цели исследования, особенностей товарного рынка и доступности информации. Наименьший временной интервал анализа состояния конкуренции в целях установления доминирующего положения хозяйствующего субъекта должен составлять один год или срок существования товарного рынка, если он составляет менее одного года.

Указанные положения должны применяться центральным аппаратом и территориальными органами ФАС России при установлении доминирующего положения в соответствии с Административным регламентом Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по установлению доминирующего положения хозяйствующего субъекта при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства и при осуществлении государственного контроля за экономической концентрацией, утв. Приказом ФАС России от 17 января 2007 г. N 5 (зарег. Минюстом России 23 мая 2007 г. N 9541), и Порядком проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утв. Приказом ФАС России от 28 апреля 2010 г. N 220 (зарег. Минюстом России 2 августа 2010 г. N 18026).

Закон N 401-ФЗ предусматривает уточнение определения монопольно высокой цены товара, устанавливая дополнительные критерии определения справедливой (рыночной) цены, соблюдение которых исключает возможность признания цены товара, установленной субъектом, занимающим доминирующее положение, монопольно высокой.

В частности, Закон N 401-ФЗ предусматривает, что цена товара не признается монопольно высокой в случае, если она установлена на бирже при одновременном соблюдении следующих условий:

объем продаваемого на бирже товара, производимого и (или) реализуемого хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на соответствующем товарном рынке, составляет не менее величины, установленной федеральным антимонопольным органом и федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим нормативно-правовое регулирование сферы деятельности, к которой относится производство соответствующего товара;

сделки заключаются хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на соответствующем товарном рынке, в ходе биржевых торгов, которые соответствуют требованиям, определенным федеральным антимонопольным органом и федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим нормативно-правовое регулирование сферы деятельности, к которой относится производство соответствующего товара, в том числе требованиям к минимальному количеству участников биржевых торгов в течение торговой сессии;

хозяйствующий субъект, занимающий доминирующее положение на соответствующем товарном рынке, аккредитованный и (или) участвующий в торгах (в том числе путем подачи заявок на участие в торгах брокеру, брокерам), предоставляет бирже список аффилированных лиц в порядке, установленном федеральным антимонопольным органом;

действия хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на соответствующем товарном рынке, и (или) его аффилированных лиц не относятся к манипулированию рынком;

реализация на бирже товара хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на соответствующем товарном рынке, осуществляется регулярно с равномерным распределением объема товара по торговым сессиям в течение календарного месяца. Правительство Российской Федерации вправе определять критерии регулярности и равномерности реализации товара на бирже для отдельных товарных рынков;

хозяйствующий субъект, занимающий доминирующее положение на соответствующем товарном рынке, осуществляет регистрацию внебиржевых сделок на поставки товаров, обращающихся на таком товарном рынке, в случаях и в порядке, которые установлены Правительством Российской Федерации;

минимальный размер биржевого лота не препятствует доступу на соответствующий товарный рынок;

реализация товара хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на соответствующем товарном рынке, осуществляется на бирже, соответствующей требованиям законодательства Российской Федерации об организованных торгах, включая требования к соблюдению конфиденциальности информации о лицах, подавших соответствующие заявки на участие в торгах, в том числе путем подачи таких заявок брокеру, брокерам.

Кроме того, Закон N 401-ФЗ предусматривает, что не признается монопольно высокой цена товара, установленная с учетом особенностей формирования стартовой цены на продукцию при ее продаже на бирже, согласованных с антимонопольным органом.

Не признается монопольно высокой цена товара также в случае, если она не превышает цену, установленную на бирже с соблюдением предусмотренных ч. ч. 5 и 6 ст. 5 Закона о защите конкуренции условий. При этом экономические (коммерческие) условия сделки сопоставимы по количеству и (или) объему поставляемых товаров, срокам исполнения обязательств, условиям платежей, обычно применяемых в сделках данного вида, а также по иным разумным условиям, которые могут оказывать влияние на цену.

Читайте также:  Инвентаризация выбросов загрязняющих веществ

Закон N 401-ФЗ предусматривает, что при определении монопольно высокой цены товара учитываются биржевые и внебиржевые индикаторы цен, установленные на мировых рынках аналогичного товара.

Указанные изменения расширяют критерии определения справедливой (рыночной) цены товара, которая в первую очередь должна использоваться при оценке цены товара, производимого субъектом естественной монополии, в качестве монопольно высокой.

Закон N 401-ФЗ сокращает перечень безусловных запретов в отношении соглашений хозяйствующих субъектов и впервые вводит в законодательную практику понятие «картель».

Согласно новой редакции ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции картелем признаются соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, если такие соглашения приводят или могут привести к следующему:

установление или поддержание цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок;

повышение, снижение или поддержание цен на торгах;

раздел товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков);

сокращение или прекращение производства товаров;

отказ от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

К числу хозяйствующих субъектов-конкурентов следует относить хозяйствующих субъектов, осуществляющих продажу товаров на одном товарном рынке.

Таким образом, из перечня безусловных запретов, применяемых к соглашениям хозяйствующих субъектов, исчезли соглашения, приводящие Вопросы экономики / Под ред. Городецкий А., Павленко Ю. Реформирование естественных монополий, 2010. № 1. С.137:

к навязыванию контрагенту условий договора, не выгодных для него или не относящихся к предмету договора (необоснованные требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товаров, в которых контрагент не заинтересован, и другие требования);

к экономически, технологически и иным образом необоснованному установлению хозяйствующим субъектом различных цен (тарифов) на один и тот же товар;

к созданию препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам;

к установлению условий членства (участия) в профессиональных и иных объединениях.

Указанные соглашения могут быть признаны нарушающими антимонопольное законодательства лишь при условии, что такие соглашения приводят или могут привести к ограничению конкуренции (новая редакция ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции).

Закон N 401-ФЗ скорректировал один из запретов, применяемых в отношении «вертикальных» соглашений. Так, п. 1 ч. 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции, запрещая «вертикальные» соглашения, приводящие (способные привести) к установлению цены перепродажи товара, устанавливает, что такой запрет не применяется к соглашениям, по которым продавец устанавливает для покупателя максимальную цену перепродажи товара.

Таким образом, «вертикальные» соглашения, по которым продавец устанавливает для покупателя максимальную цену перепродажи товара, не противоречат антимонопольному законодательству.

Новая редакция ч. 3 ст. 11 Закона о защите конкуренции особо выделяет запрет на соглашения хозяйствующих субъектов, являющихся участниками оптового и (или) розничных рынков электрической энергии (мощности), организациями коммерческой инфраструктуры, организациями технологической инфраструктуры, сетевыми организациями, если такие соглашения приводят к манипулированию ценами на оптовом и (или) розничных рынках электрической энергии (мощности).

Определения манипулирования ценами на оптовом и (или) розничных рынках электрической энергии (мощности) раскрываются в п. 6 настоящего разъяснения.

Закон N 401-ФЗ впервые определяет порядок применения ст. 11 Закона о защите конкуренции к соглашениям, заключаемым между участниками одной группы лиц.

В частности, новая редакция ч. 7 ст. 11 Закона о защите конкуренции предусматривает, что положения указанной статьи не распространяются на соглашения между хозяйствующими субъектами, входящими в одну группу лиц, если одним из таких хозяйствующих субъектов в отношении другого хозяйствующего субъекта установлен контроль, либо если такие хозяйствующие субъекты находятся под контролем одного лица, за исключением соглашений между хозяйствующими субъектами, осуществляющими виды деятельности, одновременное выполнение которых одним хозяйствующим субъектом не допускается в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При этом под контролем понимается возможность физического или юридического лица прямо или косвенно (через юридическое лицо или через несколько юридических лиц) определять решения, принимаемые другим юридическим лицом, посредством одного или нескольких следующих действий:

распоряжение более чем 50% общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставный (складочный) капитал юридического лица;

осуществление функций исполнительного органа юридического лица.

Таким образом, соглашения между хозяйствующими субъектами, объединенными в одну группу лиц по признакам, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции, не могут быть признаны нарушающими положения ст. 11 Закона о защите конкуренции даже в том случае, если формально не соответствуют предусмотренным данной статьей запретам.

Исключение составляют лишь соглашения между хозяйствующими субъектами, осуществляющими виды деятельности, одновременное выполнение которых одним хозяйствующим субъектом не допускается в соответствии с законодательством Российской Федерации Финансы и кредит: Учебник для вузов / Под ред. А.М. Ковалевой. — М.: Финансы и статистика, 2009. — 512с. К их числу могут быть отнесены соглашения между банком и страховой организацией, которые могут быть признаны нарушающими ст. 11 Закона о защите конкуренции независимо от того, входят они в группу лиц по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции, или нет.

В отношении соглашений, заключенных между хозяйствующими субъектами, входящими в группу лиц по основаниям, предусмотренным п. п. 3 — 7, положения ст. 11 Закона о защите конкуренции применяются в полном объеме.

В отношении соглашений между хозяйствующими субъектами, объединенными в группу лиц по основаниям, предусмотренным п. п. 8 и 9 ч. 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции, положения ст. 11 Закона о защите конкуренции применяются при условии отсутствия между ними прямого или косвенного контроля (ч. 8 ст. 11 Закона о защите конкуренции).

Новая редакция ч. 9 ст. 11 Закона о защите конкуренции предусматривает, что требования указанной статьи не распространяются на соглашения о предоставлении и (или) об отчуждении права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

2. Порядок реализации исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности

Порядок реализации исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности определяется четвертой частью Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем следует учитывать, что указанное положение не исключает применение положений ст. 11 Закона о защите конкуренции к соглашениям между хозяйствующими субъектами, которые касаются товара, произведенного (созданного) с использованием результатов интеллектуальной деятельности.

Закон N 401-ФЗ изменяет некоторые подходы к запретам согласованных действий.

Во-первых, в рамках третьего антимонопольного пакета предлагается уточнить определение согласованных действий. В частности, согласно новой редакции ст. 8 Закона о защите конкуренции, к числу согласованных могут быть отнесены лишь такие действия хозяйствующих субъектов, о совершении которых их участники были заранее информированы в связи с публичным заявлением одного из них о планируемом их совершении.

Такой объективный критерий должен исключить возможность квалификации в качестве согласованных действий параллельного поведения экономически самостоятельных хозяйствующих субъектов, обусловленного экономическими причинами.

Вторым важным значимым изменением является включение в Закон о защите конкуренции самостоятельной статьи, определяющей формы запрещенных согласованных действий.

К числу запрещенных могут относиться лишь согласованные действия хозяйствующих субъектов, работающих на одном товарном рынке (согласованные действия конкурентов). При этом по аналогии с разграничением запрещенных соглашений на соглашения, запрещенные безусловно (per se), и соглашения, запрещаемые при условии ограничения конкуренции, такой же принцип применятся и к согласованным действиям. Аналогично соглашениям, новая ст. 11.1, посвященная согласованным действиям, предусматривает ее неприменение к участникам одной группы лиц.

Третье изменение касается предложения о введении минимальной доли рынка, при которой запреты в отношении согласованных действий не применяются.

Так, новая редакция ч. 5 ст. 11.1 Закона о защите конкуренции закрепляет, что указанные в данной статье запреты не распространяются на согласованные действия хозяйствующих субъектов, совокупная доля которых на товарном рынке не превышает 20%, при этом доля каждого из которых на товарном рынке не превышает 8%.

Данное предложение позволит исключить применение антимонопольного законодательства к действиям хозяйствующих субъектов, которые не могут повлиять на конкуренцию на рынке.

Закон N 401-ФЗ расширяет перечень случаев допустимости соглашений, которые формально могут подпадать под запреты, предусмотренные ст. 11.1 Закона о защите конкуренции.

Так, статья 13 Закона о защите конкуренции дополнена новой ч. 1.1, предусматривающей, что соглашения хозяйствующих субъектов о совместной деятельности, которые могут привести к последствиям, указанным в ч. 1 ст. 11 настоящего Федерального закона, могут быть признаны допустимыми, если такими соглашениями не создается для отдельных лиц возможность устранить конкуренцию на соответствующем товарном рынке, не налагаются на третьих лиц ограничения и результат таких соглашений является или может являться в совокупности следующего:

совершенствование производства, реализация товаров или стимулирование технического, экономического прогресса либо осуществление его участниками прямых инвестиций на территории Российской Федерации (в том числе введение новых производственных мощностей, модернизация действующих производственных мощностей);

получение покупателями преимуществ (выгод), соразмерных преимуществам (выгодам), полученным хозяйствующими субъектами в результате действий (бездействия), соглашений и согласованных действий, сделок.

Хозяйствующие субъекты, в отношении которых возбуждено дело о нарушении антимонопольного законодательства, при его рассмотрении вправе представлять доказательства того, что заключенное ими соглашение о совместной деятельности является допустимым в соответствии с ч. 1.1 ст. 13 Закона о защите конкуренции.

Проект соглашения о совместной деятельности может быть представлен в антимонопольный орган для его проверки на соответствие требованиям антимонопольного законодательства в порядке, предусмотренном ст. 35 Закона о защите конкуренции.

Закон N 401-ФЗ предусматривает дальнейшее совершенствование порядка рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства.

Новая редакция ст. 44 Закона о защите конкуренции определяет требования к содержанию заявления о нарушении антимонопольного законодательства и порядку его рассмотрения антимонопольным органом.

Так, согласно ч. 1 ст. 44 Закона о защите конкуренции, заявление о нарушении антимонопольного законодательства подается в антимонопольный орган в письменной форме и должно содержать:

сведения о заявителе (фамилия, имя, отчество и адрес места жительства для физического лица, наименование и место нахождения для юридического лица);

имеющиеся у заявителя сведения о лице, в отношении которого подано заявление;

описание нарушения антимонопольного законодательства;

существо требований, с которыми заявитель обращается;

перечень прилагаемых документов.

К заявлению прилагаются документы, свидетельствующие о признаках нарушения антимонопольного законодательства. В случае невозможности представления документов указывается причина невозможности их представления, а также предполагаемые лицо или орган, у которых документы могут быть получены.

В случае отсутствия в заявлении сведений о заявителе или о лице, в отношении которого подано заявление, антимонопольный орган оставляет заявление или материалы без рассмотрения, о чем уведомляет в письменной форме заявителя в течение десяти рабочих дней со дня их поступления.

Следует учесть, что при рассмотрении заявления, указывающего на наличие признаков нарушения ст. 10 Закона о защите конкуренции, антимонопольный орган устанавливает наличие доминирующего положения хозяйствующего субъекта, в отношении которого подано это заявление, за исключением случая, если антимонопольный орган принимает решение об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства по основаниям, предусмотренным ч. 9 ст. 44 Закона о защите конкуренции (ч. 7 ст. 44 Закона о защите конкуренции).

Часть 9 ст. 44 Закона о защите конкуренции определяет случаи, в которых антимонопольный орган принимает решение об отказе в возбуждении дела.

Такие решения принимаются в следующих случаях Экономика / Т.В. Алесинская, Л.Н. Дейнека, А.Н. Проклин, Л.В. Фоменко и др.; Под общей ред. В.Е. Ланкина. — Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2009. — 241 с:

вопросы, указанные в заявлении, материалах, не относятся к компетенции антимонопольного органа;

признаки нарушения антимонопольного законодательства отсутствуют;

по факту, явившемуся основанием для обращения с заявлением, материалами, дело возбуждено ранее;

по факту, явившемуся основанием для обращения с заявлением, материалами, имеется вступившее в силу решение антимонопольного органа, за исключением случая, если имеется решение антимонопольного органа об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в соответствии с п. 2 настоящей части или решение о прекращении рассмотрения дела в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 48 настоящего Федерального закона и заявитель представляет доказательства нарушения антимонопольного законодательства, не известные антимонопольному органу на момент принятия такого решения;

по факту, явившемуся основанием для обращения с заявлением, материалами, истекли сроки давности, предусмотренные законом;

отсутствие нарушения антимонопольного законодательства в действиях лица, в отношении которого поданы заявление, материалы, установлено вступившим в законную силу решением суда или арбитражного суда.

Закон расширяет перечень лиц, которые могут назначаться председателями комиссий по рассмотрению дел о нарушении антимонопольного законодательства. Помимо руководителя антимонопольного органа и его заместителей возглавлять комиссии в качестве председателя могут руководители структурных подразделений федерального антимонопольного органа (начальники управлений ФАС России).

Одновременно Закон определяет порядок отложения заседания комиссии при отсутствии кворума в день рассмотрения. Согласно новой ч. 6.1 ст. 40 Закона о защите конкуренции в случае отсутствия кворума для рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства присутствующие на заседании члены комиссии принимают решение об отложении рассмотрения этого дела и о назначении новой даты его рассмотрения, которое оформляется определением.

Часть 1.1 ст. 47 Закона о защите конкуренции предусматривает, что комиссия обязана отложить рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства в случае, если в качестве ответчика по данному делу привлекается лицо, ранее участвовавшее в данном деле в ином статусе (лицо, располагающее сведениями об обстоятельствах дела, заявитель).

Закон определяет порядок использования лицами, участвующими в деле, технических средств фиксации хода рассмотрения дела. Так, согласно новым ч. ч. 2 и 3 ст. 43 Закона о защите конкуренции, лица, участвующие в деле, при рассмотрении дела имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход его рассмотрения. В случае если при рассмотрении дела оглашается информация, составляющая охраняемую законом тайну, председатель комиссии вправе принять решение о запрете ведения лицами, участвующими в деле, аудиозаписи, фиксирующей ход рассмотрения дела. Фотосъемка, видеозапись рассмотрения дела, трансляция по радио и телевидению рассмотрения дела допускаются с разрешения председателя комиссии.

Читайте также:  Птицеводческий бизнес Николаевской области

Кроме того, Закон впервые предусмотрел помимо прав обязанности лиц, участвующих в деле. Так, согласно новой ч. 4 ст. 43 Закона о защите конкуренции, лица, участвующие в деле, обязаны пользоваться добросовестно своими правами при рассмотрении дела.

Кроме того, Закон определяет порядок реализации членом комиссии права на особое мнение при вынесении решения. В частности, Закон предусматривает, что особое мнение излагается членом комиссии в письменной форме.

Особое мнение приобщается к материалам дела в запечатанном конверте и не оглашается. Это означает, что лица, участвующие в деле, не вправе знакомиться с особым мнением члена комиссии.

Закон о защите конкуренции дополнен новыми ст. ст. 51.1 и 51.2, определяющими порядок разъяснения решения (предписания) по делу о нарушении антимонопольного законодательства, исправления описки, опечатки или арифметической ошибки, а также порядок пересмотра решения (предписания) по делу о нарушении антимонопольного законодательства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

Так, комиссия, принявшая решение (предписание) по делу о нарушении антимонопольного законодательства, по заявлению лица, участвующего в деле, или по собственной инициативе вправе дать разъяснение решения (предписания) без изменения его содержания, а также исправить допущенные в решении (предписании) описки, опечатки и арифметические ошибки.

По вопросам разъяснения решения (предписания), исправления описки, опечатки и арифметической ошибки комиссия выносит определение.

Определение по вопросу разъяснения решения (предписания), исправления описки, опечатки или арифметической ошибки направляется комиссией лицам, участвующим в деле, в течение трех рабочих дней со дня изготовления определения, но не позднее пятнадцати рабочих дней со дня поступления заявления.

Решение или выданное на его основании предписание по делу о нарушении антимонопольного законодательства может быть пересмотрено по новым или вновь открывшимся обстоятельствам комиссией, принявшей такое решение, по заявлению лица, участвующего в деле, а также по инициативе комиссии в случае установления оснований для пересмотра решения (предписания).

К числу оснований для пересмотра решения (предписания) по делу о нарушении антимонопольного законодательства Закон относит:

выявление обстоятельств, которые не были и не могли быть известны на момент оглашения резолютивной части решения по делу, но имеют существенное значение для правильного разрешения дела;

фальсификация доказательств, заведомо ложное показание лица, располагающего сведениями об обстоятельствах рассматриваемого дела, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, повлекшие принятие незаконного или необоснованного решения и (или) выдачу на его основании предписания.

Заявление о пересмотре принятого антимонопольным органом решения (предписания) по делу о нарушении антимонопольного законодательства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам подается в антимонопольный орган, комиссия которого приняла такое решение (предписание), лицами, участвующими в деле, в течение трех месяцев со дня, когда они узнали или должны были узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра решения (предписания).

По ходатайству лица, обратившегося с заявлением, пропущенный срок подачи заявления может быть восстановлен антимонопольным органом при условии, если ходатайство подано в течение шести месяцев со дня установления оснований для пересмотра решения (предписания) и антимонопольный орган признает причины пропуска срока уважительными.

Антимонопольный орган возвращает заявителю поданное им заявление о пересмотре принятого антимонопольным органом решения (предписания) по делу о нарушении антимонопольного законодательства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам в течение десяти дней со дня получения такого заявления, если установит, что:

не соблюдены требования, предъявляемые к форме и содержанию заявления;

заявление подано по истечении установленного срока и отсутствует ходатайство о его восстановлении или в восстановлении пропущенного срока подачи заявления отказано.

Заявление о пересмотре принятого антимонопольным органом решения (предписания) по делу о нарушении антимонопольного законодательства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам рассматривается комиссией, принявшей такое решение (предписание), в течение месяца со дня поступления заявления в антимонопольный орган.

По результатам рассмотрения заявления о пересмотре принятого антимонопольным органом решения (предписания) по делу о нарушении антимонопольного законодательства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам комиссия принимает одно из следующих решений:

об удовлетворении заявления и о пересмотре решения и (или) предписания;

об отказе в удовлетворении заявления.

Решение об отказе в удовлетворении заявления о пересмотре решения (предписания) по делу о нарушении антимонопольного законодательства комиссия направляет заявителю в течение трех дней с момента его принятия.

В случае принятия решения о пересмотре решения (предписания) по делу о нарушении антимонопольного законодательства комиссия выносит определение о пересмотре решения (предписания). Копии такого определения в течение трех дней со дня его вынесения направляются лицам, участвующим в деле.

Пересмотр решения (предписания) по делу о нарушении антимонопольного законодательства осуществляется комиссией, принявшей пересматриваемое решение (предписание), в порядке, установленном гл. 9 Закона о защите конкуренции.

В ближайшее время ФАС России утвердит форму и содержание заявления о пересмотре принятого антимонопольным органом решения и (или) выданного на его основании предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства.

Закон N 401-ФЗ установил безальтернативную подсудность по рассмотрению жалоб на решения и предписания антимонопольного органа. Согласно новой редакции ч. 1 ст. 52 Закона о защите конкуренции, решение и предписание антимонопольного органа могут быть обжалованы только в арбитражный суд.

Статья 4 Закона N 401-ФЗ вносит изменения в ст. 178 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ).

В частности, предусматривается уточнение перечня антиконкурентных соглашений, которые могут повлечь уголовную ответственность.

Согласно новой редакции ч. 1 ст. 178 УК РФ уголовную ответственность будут влечь лишь заключение хозяйствующими субъектами-конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля). При этом понятие картеля раскрывается в новой редакции ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции.

Таким образом, с момента вступления в силу Закона N 401-ФЗ будут декриминализованы все ограничивающие конкуренцию соглашения (за исключением картелей) и согласованные действия. За их заключение и осуществление предусмотрена административная ответственность (ст. 14.32 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее — КоАП)) .

Кроме того, следует учесть, что Закон N 401-ФЗ изменяет редакцию примечания 3 к ст. 178 УК РФ. Согласно новой редакции примечания 3 к ст. 178 УК РФ лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию этого преступления, возместило ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате действий, предусмотренных настоящей статьей, и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

11 — 13 сентября 2012 г. в г. Казани состоялось ежегодное международное мероприятие Федеральной антимонопольной службы (ФАС России).

В рамках мероприятия прошли семинары, круглые столы, встречи по вопросам работы антимонопольных органов: борьба с картелями, устранение административных барьеров для предпринимательской деятельности, внедрение ускоренных процедур административного обжалования, вопрос доступности вхождения иностранных компаний в российский бизнес, особенности рассмотрения судами дел о нарушениях антимонопольного законодательства.

В выступлении руководителя ФАС России И.Ю. Артемьева прозвучали тезисы о модернизации антимонопольного законодательства.

В 2004 — 2012 гг. по инициативе ФАС России осуществлена модернизация антимонопольного законодательства, которая позволила:

актуализировать законодательство, действующее с 1991 г.;

унифицировать российское антимонопольное законодательство с лучшими образцами европейского и американского антимонопольного законодательства;

снять лишние барьеры для бизнеса;

наделить антимонопольный орган дополнительными полномочиями по борьбе с монополистическими проявлениями на рынке и неконкурентными действиями органов власти с целью совершенствования правоприменительной практики.

После принятия первого и второго антимонопольных пакетов законов (2006 и 2009 гг.) в сфере модернизации антимонопольного законодательства произошли следующие изменения:

пороговые значения для предварительного согласования сделок увеличены с 3 до 7 млрд. руб. или, если оборот лица превышает 10 млрд. руб., требуется согласование с ФАС России;

отменено согласование каждой сделки по приобретению акций. Получение предварительного разрешения обязательно только для приобретений блокирующего (25%) и контрольного (50%) пакетов, а также пакета, исключающего возможность блокирования решений акционера третьими лицами (75%). Ранее сделки согласовывались независимо от размера приобретаемого процента акций (долей) после приобретения более чем 20% таких акций;

исчезло предварительное согласование создания финансовых организаций и увеличения их уставного капитала;

уточнена экстерриториальность действия Закона в отношении соглашений российских или иностранных лиц или организаций;

введено понятие коллективного доминирования;

появилось понятие незаконного предоставления государственной и муниципальной помощи. Ранее существовал общий запрет на предоставление льгот;

уточнены и конкретизированы единые антимонопольные требования к проведению всех видов торгов (конкурсов, аукционов) органами государственной власти; появились аналогичные требования к органам местного самоуправления и хозяйствующим субъектам;

уточнено понятие «дисквалификация должностных лиц» — лишение физического лица права замещать должности федеральной государственной гражданской службы, государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации, муниципальной службы;

введено понятие согласованных действий;

принята новая, работающая редакция ст. 178 УК РФ (до семи лет лишения свободы). Ранее статья об уголовной ответственности практически не применялась;

детально регламентирован порядок рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства в самом Законе. Ранее в Законе это не было прописано, только в подзаконном ведомственном акте;

созданы совместные комиссии с Банком России и ФСФР России при рассмотрении нарушений на рынке финансовых услуг;

установлена возможность признания доминирующим положения компании, доля которой на рынке составляет менее 35%;

появилась программа освобождения от ответственности за участие в картельном сговоре;

установлена обязанность органов власти, хозяйствующих субъектов (в том числе ГУП и МУП) проводить торги по единой процедуре при предоставлении государственного или муниципального имущества во владение (пользование);

установлено требование размещать информацию о торгах на общероссийском сайте в сети Интернет (www.torgi.gov.ru) для размещения информации о проведении торгов на аренду, земельные участки, лесные участки, участки недр, приватизацию, заключение охотхозяйственных соглашений, передачу прав на единые технологии и др.;

установлено требование о раскрытии информации о конечных выгодоприобретателях по сделке;

закреплено право антимонопольного органа при согласовании сделок выдавать предписания о продаже определенного объема продукции на товарной бирже. Ранее была предусмотрена общая норма.

6 января 2012 г. вступил в силу так называемый третий антимонопольный пакет законов, разработанный ФАС России.

В частности, с принятием поправок в законодательство сокращается перечень безусловных запретов, которые теперь распространяются только на горизонтальные соглашения (картели), уточняется применение уголовной ответственности за антиконкурентные соглашения, уточняется понятие запрещенной координации экономической деятельности.

Согласованными действиями будут теперь признаваться действия хозяйствующих субъектов, публично заявивших о планируемом поведении на рынке. Кроме того, будет вводиться минимальная доля товарного рынка, которую должны занимать участвующие в согласованных действиях хозяйствующие субъекты.

Третий антимонопольный пакет законов предполагает применение фиксированных административных штрафов за нарушения в виде злоупотребления доминирующим положением, которое не привело к ограничению конкуренции. Однако это правило не будет распространяться на действия субъектов естественных монополий, в отношении которых должны применяться «оборотные штрафы».

Изменения коснулись и ст. 6 Закона о защите конкуренции. В частности, цена, сформированная на бирже при соблюдении правил биржевой торговли, не будет считаться монопольно высокой. ФАС России планирует совершенствовать практику использования ретроспективного метода анализа при определении монопольно высокой цены товара. Будет использоваться также индикатор мировых цен на товар.

Закон предусматривает право Правительства РФ определять правила недискриминационного доступа к объектам инфраструктуры товарных рынков в сферах естественных монополий, а также к товарам, технологически к ним присоединенным.

Закон уточняет порядок предоставления государственного и муниципального имущества. В том числе исключается обязательное проведение торгов при заключении договоров субаренды имущества лицами, получившими такое имущество на торгах.

Заключение

Законом введен эффективный и действенный механизм ускоренного (семь рабочих дней) административного (досудебного) обжалования нарушений при проведении обязательных торгов (аренда государственного и муниципального имущества, приватизация, земельные, водные, лесные аукционы, закупки госкомпаний и пр.).

В КоАП РФ включены положения, устанавливающие смягчающие и отягчающие обстоятельства, которые учитываются при назначении административного наказания за отдельные нарушения антимонопольного законодательства.

С 6 января 2012 г. также запрещено установление и (или) взимание не предусмотренных законодательством Российской Федерации платежей при предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных или муниципальных услуг.

Насколько новеллы антимонопольного законодательства впишутся в эффективное регулирование правового поля, покажет практика применения норм Закона о защите конкуренции.

антимонопольный право интеллектуальный

Список литературы

1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 4. 18 декабря 2006 г. N 230-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24 ноября 2006 г.) // СПС «КонсультантПлюс».

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24 мая 1996 г.) // СПС «КонсультантПлюс».

3. Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (принят ГД ФС РФ 20 декабря 2001 г.) // СПС «КонсультантПлюс»

Научная литература:

1.Вопросы экономики / Под ред. Городецкий А., Павленко Ю. Реформирование естественных монополий, 2010. № 1. С.137

2.Курс микроэкономики: учеб. пособие для вузов. — 2-е изд. изм. — / Нуреев, Р.М. — Москва: Издательство НОРМА — 2011. — С.572

3.Официальный сайт интернет-версия системы ГАРАНТ.

4.Официальный сайт Министерства экономического развития РФ Минэкономразвития России

5.Официальный сайт доктора экономических наук Явлинского Г.А. 6.Перспективы отмены государственного регулирования естественных монополий. Общество и экономика / Николаев И., Ефимов С. — 2009 — №4 — С.70

7.Финансы и кредит: Учебник для вузов / Под ред. А.М. Ковалевой. — М.: Финансы и статистика, 2009. — 512с

8.Федеральный закон от 17.08.1995 N 147-ФЗ (ред. от 25.12.2008)»О естественных монополиях» (принят ГД ФС РФ 19.07.1995) // Консультант Плюс

9. Экономическая теория/ Под ред. В.Д. Камаева — М.: Гуманит. Изд. Центр Владос, 2009. — 640 с.

10.Экономика / Т.В. Алесинская, Л.Н. Дейнека, А.Н. Проклин, Л.В. Фоменко и др.; Под общей ред. В.Е. Ланкина. — Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2009. — 241 с

11.Экономика: учеб. для студентов вузов, обучающихся по направлению подгот. «Экономика» / И.В. Липсиц. — 3-е изд., стер. — Москва: Омега-Л — 2010. — 656с.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...