Память её свойства и возможности

Министерство образования РФ

Федеральное агентство по образованию

Российский государственный профессионально-педагогический университет

Институт экономики и управления

Кафедра психология-педагогика

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По дисциплине “Психология-педагогика”

ТЕМА: Память её свойства и возможности

Выполнил: студентка гр.

ЭУМс-113 Лазарева Е.А.

Проверила: Жданова Н.Е.

ЕКАТЕРИНБУРГ-2007

Содержание

Введение

1. Рождение мнемических процессов

2. Ассоциации памяти

3. Запоминание и забывание

3.1 Виды запоминания

3.2 .Мнемоника, или мнемотехника

3.3 Сохранение в памяти и забывание

3.4 Феномены сохранения и забывания

3.5 Эйдетизм

3.6 Воспоминание

4. Узнавание и воспроизведение

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Я хочу выучить наизусть стихотворение и прочитываю его вслух стих за стихом, а, затем повторяю несколько раз. Он запечатлелся в моей памяти. Теперь я пытаюсь дать себе отчет в том, как урок был выучен, и вызываю в своем представлении те фразы, которые я, одну за другою, прошла. Каждое из последовательных чтений встает перед моим умственным взором в своей индивидуальной особенности; я снова вижу его вместе со всеми теми обстоятельствами, которые его сопровождали и в рамку которых оно все еще остается включенным; оно отличается от всех предыдущих и всех последующих чтений уже самим местом, занимаемым им во времени; одним словом, каждое из таких чтений снова проходит передо мною, как определенное событие моей истории. И тут опять-таки говорят, что эти образы — мои воспоминания, что они запечатлелись в моей памяти. В обоих этих случаях употребляются одни и те же слова. Обозначают ли они, однако, тот же самый предмет?

Чтобы запомнить какой-либо материал, цель должна состоять не в том, чтобы его затвердить, задолбить, а в том, чтобы его мысленно упорядочить для последующего использования. Поскольку материал может быть многокомпонентным и многосвязным, эта мысленная работа по выделению важных для будущей жизни связей и их группировок может требовать неоднократного обращения к объекту (например, к тексту). Отсюда — повторения. Но дело в том, что это не просто повторения, а возвраты к материалу всякий раз с новой позиции.

В параграфах разберем и рассмотрим как «работает» память, ее свойства: запоминание, забывание, сохранение, узнавание и воспроизведение.

Что же такое память? Память — процесс сохранения прошлого опыта, делающий возможным его повторное использование в деятельности и возвращение в сферу сознания. Память связывает прошлое субъекта с его настоящим и будущим и является важнейшей познавательной функцией, лежащей в основе развития и обучения. Возобновляющиеся образы отдельных предметов и процессов, воспринятых в прошлом, усвоенные раннее движения и действия, пережитые прежде чувства и желания, наконец, возникшие когда-то мысли составляют прошлый опыт человека, содержание того, что помнится. Действия, цель которых сводится к тому, чтобы выделить, выбрать те связи в объекте или между объектами, которые понадобятся человеку в будущем называют мнемическими (от греч. «мнема» — память). Это действия памяти.

1. Рождение мнемических процессов

Начало экспериментальных исследований мнемических процессов относиться к концу 19 века. Молодая психология заимствовала свои методы у физиологии, собственных она не имела. Среди первых психологов, обратившихся к этой проблеме, был немецкий ученый Г.Эббингауз(1850-1909).Он принялся за экспериментальное изучение ассоциаций. В книге «О памяти» (1885) изложил результаты опытов, проведенных на себе с целью вывести точные математические законы, по которым сохраняется и воспроизводиться выученный материал. Занявшись этой проблемой, он изобрел особый объект — бессмысленные слоги (каждый слог состоял из двух согласных и гласной между ними, например, «мон», «пит» и т.п.).

Чтобы изучить ассоциации, Эббингауз сначала отобрал раздражители, которые не вызывают никаких ассоциаций. Над списком из 2300 бессмысленных слогов он экспериментировал в течение двух лет. Были испробованы и тщательно просчитаны различные варианты, касающиеся количества слогов, времени заучивания, числа повторений, промежутка между ними, динамики забывания (репутацию классической приобрела «кривая забывания», показывавшая, что примерно половина забытого падает на первые полчаса после заучивания) и других переменных.

В различных вариантах были получены данные, касающиеся числа повторений, нужных для последующего воспроизведения материала различного объема, забывания различных фрагментов этого материала (начала списка слогов и его конца), эффекта сверхзаучивания (повторение списка большее число раз, чем требуется для его успешного воспроизведения) и др. Тем самым законы ассоциации выступили в новом свете. Эббингауз не обращался за их объяснением к физиологам. Но и роль сознания его не интересовала. Ведь любой элемент сознания (будь то психический образ или акт) изначально осмыслен, а в смысловом содержании виделась помеха изучению механизмов чистой памяти.

Эббингауз открывал новую главу в психологии не только потому, что первым отважился заняться экспериментальным изучением мнемических процессов, более сложных, чем сенсорные. Его уникальный вклад определялся тем, что в первые в истории науки посредством экспериментов и количественного анализа их результатов были открыты собственно психологические закономерности, действующие независимо от сознания, иначе говоря — объективно. Равенство психики и сознания (принятое в ту эпоху за аксиому) перечеркивалось.

В дальнейшем необходимые поправки в закономерности, которые были выявлены Эббингаузом, внесли другие исследователи. Еще в начале 20века представители психологии обратили внимание на организацию материала, подлежащего воспоминанию, и получили данные, в значительной степени расходящиеся с теми, что содержались в исследованиях Эббингауза. В психоаналитических учениях процесс забывания как один из важнейших компонентов мнемической активности человека объяснялся стремлением вытеснить из сферы сознания то, что травмирует личность, вызывают у нее неприятные воспоминания, в конечном счете, оказывают негативное воздействие на эмоциональное состояние субъекта. Это породило целый ряд экспериментальных данных, которые в настоящее время обсуждаются, хотя и не во всем принимаются современной психологией. Французский психолог Жане подчеркивал роль социокультурных факторов при характеристике высших форм развития мнемической активности.

В российской психологии сложилось традиционное представление о развитии памяти, связанное с обращением к теории деятельности. Так, было разработано представление о памяти как о действии в собственном смысле слова, имеющем сознательную цель и опирающемся на использование общественно выработанных знаковых средств. В ходе онтогенетического развития происходит смена способов запоминания, возрастает роль процессов выделения в материале осмысленных семантических связей. Различные виды памяти: моторная, эмоциональная, образная, словесно-логическая — иногда рассматривались как этапы такого развития.

Новый материал к пониманию процессов памяти предоставили исследования ряда психических функций, а которые несут ответственность те или иные зоны полушария мозга. Так, нарушения логических процессов, в частности логическое запоминание и сохранение смысловых связей, оказались связанными с функционированием левого полушария, в то время как образная память явно была обусловлена работой правого полушария головного мозга.

2. Ассоциации памяти

Еще во втором веке до н. э. величайший мудрец античности Аристотель подметил в процессах памяти закономерность, позднее получившую название «закон ассоциации». Само слово «ассоциация» означает «присоединение», «связь», «союз». В данном случае иметься в виду связь между психическими явлениями, между представлениями, т.е. образами прошлого. Представления могут связываться на основании трех принципов.

Согласно первому, восприятия или представления могут вызывать картины, которые когда-то переживались одновременно сними или непосредственно вслед за ними (ассоциации по смежности). Так человек вспоминая улицу, на которой он жил, и здание школы в ее конце, невольно возвращаешься мыслью к своей старой учительнице, которая учила его в начальных классах и которой давно уже нет на свете.

Согласно второму, восприятия или представления вызывают образы, на них в чем-либо похожие (ассоциации по сходству). Так, в рассказе А.П.Чехова «Мальчики» один из героев Чечевицын вызывает у маленькой Маши преимущественно гастрономические ассоциации. Маша при взгляде на Чечевицына задумывалась и говорила: «А у нас чечевицу вчера готовили».

И наконец, существуют ассоциации по контрасту. Восприятия или представления могут вызывать образ, в чем-либо противоположный, более или менее контрастирующий с имеющимся. В том же рассказе Чехова сообщник и друг Чечевицына Володя, сидя за чаем, вдруг указал пальцем на самовар и сказал: «А в Калифорнии вместо чая пьют джин». Это типичная ассоциация по противоположности.

Ассоциации играют важную роль в процессе запоминания и воспроизведения. Вообще, запомнить что-либо — это, по существу, значит связать запоминаемое с чем-то, включить то, что подлежит запоминанию, в контексте уже имеющихся связей, образовать ассоциации. Чтобы ассоциация закрепилась, необходимо совпадение во времени действия двух психических процессов, они должны переживаться одновременно и вместе с тем иметь определенное значение для человека. Именно в силу этого в дальнейшем возникновение одного из этих процессов как бы тянет за собой другой, в прошлом в чем-то совпадавший с ним процесс (мы говорим «по ассоциации»).

В соответствии с гипотезой, выдвинутой И.П.Павловым, объяснение этому дает механизм условного рефлекса. Как известно, для того чтобы образовался условный рефлекс, необходимо, чтобы два раздражителя (условный и безусловный) совпали во времени действия. После нескольких таких совпадений образуется временная нервная связь и условный раздражитель сам по себе вызывает рефлекторную реакцию.

В настоящее время гипотеза Павлова не опровергается. Однако физиологические механизмы запоминания и вообще физиология памяти представляет собой гораздо более сложную систему взаимодействия мозговых механизмов. Она не может быть сведена к простому условному рефлексу, который исследовался великим физиологом при изучении поведения животных.

Ассоциациями по смежности, сходству и контрасту не исчерпывается изучение механизмов мнемической активности. Важную роль играют смысловые связи.

Предложим испытуемому ряд цифр: 256128643216842. Если попросить его один раз прочитать этот числовой ряд и попытаться произвести его в памяти, то не исключена неудача. Между тем никакой трудности нет, поскольку от конца к началу ряда идет удвоение чисел: 2, 4, 8, 16, 32, 64, 128, 256. Теперь, двигаясь от конца к началу, не глядя в текст, можно воспроизвести этот ряд.

Как только схватывается смысл того, что подлежит запоминанию, легко произвести в памяти то, что надлежало запомнить. Таким образом, смысловые связи могут быть присоединены к другим видам ассоциации.

Система смысловых связей обобщенно отражает существенные отношения, в первую очередь между причинами и следствиями, а также между целым и его частями, общим положением и частными выводами из него. Так, при изучении истории важное событие связывается не только с фактами, сообщенными на уроке, но и с вызвавшими его экономическими и политическими условиями, изложенными значительно раньше.

Структурными компонентами памяти человека выступают запоминание, забывание, воспроизведение и узнавание того, что составляло его прошлый опыт.

3. Запоминание и забывание

3.1 Виды запоминания

Запоминаниеобобщенное название процессов, обеспечивающих удержание материала в памяти. Различаются два вида запоминания: произвольное и непроизвольное.

Запоминание — важнейшее условие последующего восстановления приобретенных знаний. Успешность запоминания определяется в первую очередь возможностью включения нового материала в систему осмысленных связей. Именно в зависимости от места процесса запоминания в структуре деятельности и различаются указанные выше виды.

В случае непроизвольного запоминания человек не ставит перед собой задачу запомнить тот или иной материал. Связанные с памятью процессы выполняют здесь операции, обслуживающие другие действия. В результате запоминание носит относительно непосредственный характер и осуществляется без специальных волевых усилий, предварительного отбора материала и сознательного применения каких-либо мнемических приемов. Вместе с тем зависимость запоминания от цели и мотивов деятельности сохраняется и в этом случае.

Как показали исследования психологов П.И.Зинченко и А.А.Смирнова, непроизвольное запоминание оказывается значительно более успешным, когда запоминаемый материал входит в содержание и определяется целями выполняемого действия. Важную роль играет и специфика решаемой задачи. Ориентировка на смысловые связи ведет к более глубокой обработке материала и более продолжительному непроизвольному запоминанию.

Произвольное запоминание является специальным действием, конкретная задача которого — запомнить точно на максимально продолжительный срок с целью последующего воспроизведения или просто узнавания. Она определяет выбор способов и средств восприятия и тем самым влияет на результаты запоминания. Важное условие успешности произвольного запоминания — установка на продолжительность сохранения в памяти того, что должно быть усвоено и сохранено. Так, экспериментально выяснилось, что если предложить испытуемым запомнить материал с тем, чтобы воспроизвести его на другой день, а другим испытуемым предложить тот же самый материал, но предупредить их, что понадобиться отвечать по содержанию того, что подлежит усвоению, через месяц, различие на результативности запоминания будет весьма и весьма заметным.

Читайте также:  Формула успеха деятельности государственного служащего

Итак, если провести проверку того, что осталось в памяти, не на другой день и не через месяц, а через две недели, то те испытуемые, которые собирались отвечать по заданному материалу на другой день, в несколько раз хуже воспроизведут его по сравнению с теми, кто собирался воспроизвести его через месяц. Установка на длительность запоминания оказала решающее значение в данных обстоятельствах. Типичным для этого вида запоминания является сложное опосредствованное строение.

В число обычно используемых способов произвольного запоминания входят составление предварительного плана, выделение смысловых опорных пунктов и пространственная группировка материала, представление материала в форме наглядного зрительного образа, соотнесение его с уже имеющимися знаниями. При прочих равных условиях произвольное запоминание продуктивнее непроизвольного. Оно обеспечивает большую сознательность усвоения новых знаний и управляемость этим процессом.

Важную роль среди механизмов запоминания играет повторение. Продлевая эффективную длительность воздействия информации, оно служит средством развития высших социализированных форм памяти, прежде всего именно произвольного запоминания. Вместе с тем исследования показывают, что повторение не является единственным условием, необходимым для долговременного запоминания. Жизненно важные материалы и сведения, несущие для индивида большую смысловую нагрузку, запоминаются «сами собой».

3.2 Мнемоника, или мнемотехника

Совокупность искусственных приемов, способствующих запоминанию, называется мнемоникой, или мнемотехникой. Возникновение мнемоники связано с первыми наивными психологическими представлениями греков. Греческая мифология знала титанку Мнемозину, мать девяти муз, и почитала ее как богиню памяти, воспоминаний. Особенное развитие мнемоника приобрела в 19 веке в связи с тем, что она получила теоретическое обоснование в законах ассоциаций. Всякий мнемотехнический прием сводится к искусственному связыванию, ассоциированию запоминаемого представления с теми, которые уже успели прочно закрепиться в сознании. И в этой заведомой исключительности основное отличие мнемоники от того, как протекает запоминание в обычных жизненных условиях.

ПРИМЕР: Общеизвестен способ запоминания числа П . «Кто и шутя и скоро пожелаетъ П узнать число уж знаетъ» (но с условием того, что слова «знает» и «пожелает» писались с твердым знаком). Таким образом, количество букв в каждом слове позволит воспроизвести число П : 3,1415926526. Аналогичный способ применяется при запоминании цветов спектра. «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан». Начальные буквы слов этого предложения дают градацию цветов: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый. Прибегают к мнемотехническим приемам при запоминании некоторых имен и телефонов. При запоминании порядка расположении выходных данных при описании книг используется слово «миг» (место, издательство, год). Медики, чтобы запомнить взаимное расположение артерии, нерва и вены в подколенной ямке используют слово «нева» (нерв, вена, артерия).

Можно было бы привести еще несколько примеров, и все-таки совершенно очевидно, что доля мнемотехнических приемов в общем потоке усилий, ежедневно затрачиваемых для удержания в памяти всего, что надо знать, помнить, не забывать, весьма незначительна.

3.3 Сохранение в памяти и забывание

Забывание — процесс, характеризующийся постепенным уменьшением возможности припоминания и воспроизведения того, что только что или раннее запомнилось. Психическим процессом, противоположным забыванию, является сохранение в памяти всего, что было достоянием прошлого опыта человека. Разумеется, не все, что человек запоминает, сохраняется в его памяти. Очень многое исчезает бесследно, а что-то, хотя и сохраняется, но не выступает в его сознании в том виде, в каком оно запечатлелось.

Сохранение в памяти и забывание при всей их противоположности — процессы в равной мере важные для нормального функционирования человека, для организации его поведения и деятельности. В каком-то отношении можно забывание рассматривать даже как процесс благотворный. В мозгу идет постоянный отбор ценного и нужного — того, что стоит помнить, что следовало бы забыть. Поэтому забывание, как и запоминание, процесс избирательный, имеющий свои закономерности и особенности.

Сохранение в памяти прошлого оказывается тесно связанным с чувствами. Сильные переживания способствуют прочности и точности запоминания и сохранения. То, что волновало, помниться много лучше того, что оставило безразличным. Однако эта зависимость не имеет абсолютного характера. Экспериментально выявлено, что чрезмерно сильное потрясение, бурные эмоции способны не только обеспечить сохранение того, что присутствовало в восприятии, сколько препятствовать ему. Безразличие к происходящему ведет к забыванию того, что произошло.

Нельзя понимать сохранение буквально, как простое хранение в «кладовой» памяти того, что запомнилось. Сохраненные связи перестраиваются, обобщаются, в чем-то обогащаются или обедняются. Они видоизменяются под влиянием последующей деятельности человека.

Далеко не все, что запоминается, сохраняется в дальнейшем. То, что потеряло жизненное значение, т.е. какое-то отношение к естественным и культурным потребностям человека, существенным условиям его деятельности, иногда бесследно исчезает, иногда же сохраняется в отрывочной, зачастую искаженной форме. Громадная часть впечатлений, выполнив свою роль при ориентировке в окружающей среде, забывается. Человеку нет никакой надобности помнить всех людей, которых пришлось видеть в течение жизни, или все подробности прочитанных книг. Следы памяти у одного и того же человека могут сохраняться, с одной стороны, на протяжении 50-60 лет и более почти без изменений, а с другой — тормозятся уже через несколько дней, часов, а иногда минут даже тогда, когда хочется их сохранить. Так, старик, помнящий слова и мотив песни, услышанной в далеком детстве, забывает порой о том, как назвали его новорожденную внучку. Происходит это по той причине, что сохранение и укрепление следов памяти зависит от функциональной активности коры больших полушарий, т.е. от степени возбудимости и, так сказать, работоспособности ее нервных клеток, которые значительно снижаются к старости.

Плохая память — это неумение совершать мнемические действия или низкий уровень мотивации (отсутствие интереса, других мотивов). Как, правило дети овладевают мнемическими действиями еще в начальной школе. Но если ребенок по каким-то причинам пропускал много занятий (болел) и затем оказался у недостаточно хорошего учителя, то недостатки развития, несформированность приемов запоминания могут сказаться до тех пор, пока учащийся самостоятельно или с помощью педагогов не преодолеет это упущение в психическом развитии.

3.4 Феномены сохранения и забывания

К числу феноменов забывания и сохранения материалов в памяти относится зависимость между тем материалом, который запоминается, и тем, который преподносится для запоминания вскоре после него. Так, иногда после урока математики по расписанию может идти урок физики. В этом случае физика с ее математическими формулировками выступает как тормоз усвоения математического материала, так же строящегося на основе многочисленных формул. Подобный феномен именуется интерференцией.

Еще Эббингаузом был открыт феномен памяти, который впоследствии был обозначен как эффект края. В дальнейшем данные Эббингауза получили экспериментальное подтверждение в работе других психологов. Так, выяснилось, что из расположенного в ряд заучиваемого материала элементы, находящиеся в начале и конце, запоминаются быстрее, чем элементы, находящиеся в середине. Фактически одним из элементов эффекта края в психологии выделяется эффект первичности. Установлено, что вероятность сохранения в памяти нескольких первых по порядку элементов более высока по сравнению со средними элементами.

Один из наиболее известных феноменов забывания и сохранения в памяти получил название эффект или феномен Зейгарник, по имени российского психолога Б.В. Зейгарник, выяснившей достоверность предположения ее научного руководителя, известного немецкого психолога К. Левина. Экспериментально было установлено, что количество запомнившихся прерванных задач примерно вдвое превышало количество подлежавших запоминанию завершенных задач. Эффект Зейгарник в первые был открыт и изучен в 20-е годы нашего столетия. Однако в дальнейшем экспериментальная проверка, в целом подтвердив его справедливость, внесла поправки, которые необходимо учитывать при общей характеристики этого феномена мнемической активности. Выяснилось, что при очень сильной заинтересованности лучше запоминаются завершенные задачи, тогда как при слабой мотивации — прерванные задания. Выявление феноменов интерференции в процессах памяти, эффектов края и первичности, а также феномена Зейгарник не исчерпывает исследования особенностей сохранения в памяти прошлого с помощью опытов, препятствующих его забыванию. Однако чтобы запоминание было в достаточной степени продуктивным, необходимы специальные волевые усилия, которые могут привести к воспроизведению и узнаванию всего того, что важно для человека в его практической деятельности.

3.5. Эйдетизм

Существование индивидуальных различий памяти человека является само собой разумеющимся фактом. Но на протяжении многих лет внимание психологов привлекали особенности памяти людей, не встречающихся или редко встречающихся у всех других, с которыми психологу приходилось сталкиваться в условиях экспериментального исследования. Это явление исключительной, феноменальной памяти получило название эйдетизм ( от греч. «эйдос» — образ ). Эйдетизм — способность некоторых людей к сохранению и воспроизведению детального образа воспринятых ранее предметов и явлений.

ПРИМЕР: Российский психолог А.Р. Лурия исследовал особенности памяти некоего Шерешевского, чья способность запоминать и сохранять в памяти огромный словесный материал была действительно феноменальной. Шерешевский мог запомнить с первого предъявления десятки цифр, бессмысленных слогов, слов иностранного языка, которого он не знал, и на протяжении многих лет сохранять в памяти тот материал, который был им впервые воспринят и без изменения сохранен в памяти. Так, он способен был точно воспроизвести ряд, состоящий всего из двух слов — красный и синий, в случайном сочетании: красный, красный, синий, синий, синий, красный, красный, синий, синий, синий, синий, красный, красный, красный, синий, и т.д.

До настоящего времени нет возможности дать объяснение механизму феноменальной памяти отдельных людей. В тех случаях, когда эйдетизм сочетается с вычислительными способностями, эйдетик получает возможность работать со скоростью, производя вычисления, на которые неспособны компьютеры последних поколений.

ПРИМЕР: Молодой инженер Шелушков некогда участвовал в «соревновании» с компьютером «3-го поколения» и произвел вычисления очень сложные, существенно обогнав ЭВМ.

Однако феноменальная память не принадлежит к числу абсолютных условий успешности творческой деятельности человека. Память — лишь одно из них, но не единственное для осуществления продуктивного человеческого творчества. Конечно, если человек при прочих равных условиях обладает и редкой памятью, то это облегчает его путь к мастерству.

ПРИМЕР: По свидетельству современников, А.С.Пушкин особенно отличался необыкновенной памятью. Стоило ему два раза прочесть страницу какого-нибудь текста и он мог уже повторить его наизусть. Замечательной зрительной памятью обладал известный французский художник Густав Доре, великолепные иллюстрации которого к книгам Рабле, Сервантеса, Данте хорошо известны во всех странах. Удивительной памятью отличались многие писатели, художники, композиторы, политические деятели: Толстой, Левитан, Ге, Рахманинов, Моцарт, Балакирев, Суворов и многие другие.

Но можно назвать во много раз большее число людей, не менее известных и талантливых, которые не обладали сколько-нибудь выдающейся памятью. Не то чтобы у них была слабая память, а просто и самых обычных «объемов» и прочности памяти достаточно для того, чтобы творчески успешно и оригинально выполнять какую-либо деятельность, отвечающую их способностям.

Доведя это основное различие до конца, мы можем представить себе две теоретически самостоятельные и независимые друг от друга памяти. Первая регистрирует в форме образов-воспоминаний все события нашей повседневной жизни, по мере того как они развертываются во времени; она не пренебрегает никакой подробностью; она оставляет каждому факту, каждому движению его место и его дату. Без всякой задней мысли о пользе или практическою применении, но просто в силу естественной необходимости становится она складочным местом для прошлого.

3.6 Воспоминание

Когда психологи говорят о воспоминании как о сложившейся привычке, как о впечатлении, все глубже и глубже внедряющемся в нас посредством повторения, они забывают, что огромное большинство наших воспоминаний касаются таких событий и подробностей нашей жизни, к существу которых относится обладание определенной датой, а, следовательно, невозможность когда-либо воспроизводиться. Воспоминания, приобретаемые умышленно посредством повторения, редки, исключительны. Напротив, регистрирование нашей памятью фактов и образов, единственных в своем роде, осуществляется непрерывно, во все моменты нашей жизни. Но мы скорее, замечаем такие воспоминания, которые сознательно усваиваются нами, ибо как раз они нам наиболее полезны. А так как усвоение этих воспоминаний путем повторения того же самого усилия похоже на уже известный нам процесс приобретения привычки, то мы, естественно, обнаруживаем склонность выдвигать воспоминания этого рода на первый план, рассматривать их как образец всякого воспоминания, т. е. видеть и в самопроизвольном воспоминании то же самое явление в зачаточном состоянии, как бы приступ к уроку, который предстоит выучить наизусть.

Самопроизвольное воспоминание является сразу совершенно законченным; время ничего не может прибавить к этому образу, не извращая самой его природы; он сохраняет в памяти свое место и свою дату. Наоборот, усвоенное нами воспоминание выходит из-под власти времени, по мере того как урок все лучше и лучше выучивается; оно становится все более и более безличным, все более и более чуждым нашей прошлой жизни. Итак, повторение отнюдь не может иметь результатом превращение первого воспоминания во второе; его роль состоит просто в том, чтобы все полнее и полнее использовать те движения, в которые продолжается воспоминание первого рода, сорганизовать их в одно целое и построить таким образом механизм, создать новую телесную привычку. Но такая привычка есть воспоминание лишь постольку, поскольку я припоминаю, как я ее приобрела; а припоминаю это лишь постольку, поскольку обращаюсь к моей самопроизвольной памяти, которая датирует события и заносит каждое из них в свой список только один раз.

Читайте также:  Психорегулирующая и аутогенная тренировка, возможности их применения в рекреалогии

Проанализируйте теперь те приемы, которые рекомендует воображению мнемотехника, и вы найдете, что задача этого искусства как раз и состоит в том, чтобы выдвигать на первый план стушевывающееся самопроизвольное воспоминание и предоставлять его, подобно воспоминанию активному, в наше распоряжение; для достижения этого надо прежде всего подавить все бессильные потуги действующей или двигательной памяти. Чтобы упражнять ее, надо развить в себе такие привычки, как, например, уменье сразу удержать в памяти различные сочетания точек, даже не помышляя о считывании их: необходимо до известной степени подражать мгновенности этой памяти, если мы желаем подчинить ее себе. И все-таки она остается капризной в своих проявлениях; а так как те воспоминания, которые она приносит с собой, носят на себе печать грез, то сколько-нибудь систематическое вмешательство ее в нашу духовную жизнь редко обходится без глубокого расстройства умственного равновесия.

Мы перейдем теперь к рассмотрению этих промежуточных состояний и попытаемся выделить в них то, что приходится на долю зачаточного действия, и то, что относится к независимой памяти, т. е. к образам-воспоминаниям. Каковы же эти состояния? Представляя одной своей стороной движения, они должны, согласно нашей гипотезе, продолжаться в текущее восприятие; но вместе с тем в качестве образов они должны воспроизводить прошлые восприятия. Но тот конкретный акт, посредством которого наше прошлое снова схватывается нами в настоящем, есть узнавание.

4. Узнавание и воспроизведение

Основные виды, характеризующие мнемическую активность — запоминание, сохранение, забывание, узнавание и воспроизведение, лишь условно могут быть выделены для рассмотрения и в реальной жизни человека неотделимы друг от друга. В конечном счете, это единый мнемический процесс. Нельзя говорить о запоминании, не принимая во внимание сохранение того, что запомнилось, властности главного, и вместе с тем забывание того, что является второстепенным.

Однако невозможно обсуждать вопросы, относящиеся к узнаванию и воспроизведению, если не учитывать, что эти процессы обеспечиваются сохранением того, что запомнилось при отсутствии забывания. Таким образом, расчленение мнемического процесса на его составные части имеет смысл только для осуществления цели эксперимента, изучения и обучения.

Из сказанного выше следует, что забывание прошлого это процесс, имеющий много разных причин. Его нельзя уподобить простому сглаживанию следов на песке или стиранию записи мелом на доске. В разном возрасте, и в разных жизненных обстоятельствах, в различных видах деятельности различный материал забывается, как и помнится, по-разному. Чтобы понять возможность преодоления забывания, необходимо обратится к формам восстановления в памяти человека того, что составляло его прошлый опыт, а именно к процессам узнавания и воспроизведения.

При узнавании память получает поддержку в восприятии знакомых объектов. Узнавание — это опознание воспринимаемого объекта, который уже известен по прошлому опыту. В отличии от узнавания процесс воспроизведения представляет собою более сложную форму мнемической активности. Он требует волевых усилий, а иногда достаточно длительного напряжения умственной деятельности человека. Воспроизведение — вид памяти, предполагающий восстановление и рекомендацию прошлого опыта, и построение соответствующих ему представлений.

Поставим испытуемому вопрос: что с вами произошло месяц назад? Что читали? Где были? Какие события волновали вас в этот день? О чем писали в этот день газеты? На все эти вопросы дать ответ нелегко. Почти каждый скажет: «забыл». Но почему забыл? Ответ будет простой: прошло много времени. Это отчасти верно. Но дело не только и не всегда в этом.

Еще один вопрос: как вы провели последнюю новогоднюю ночь? На этот вопрос ответить гораздо легче. И хотя с той ночи прошло много месяцев, все-таки она не забылась. Почему? Потому что с этой ночью связаны эмоциональные впечатления. Следовательно, дело не только во времени, отделяющем человека от события или факта: в его значимости для него, в его связи с чувствами, когда-то волновавшими человека.

При узнавании память получает поддержку в непосредственном восприятии знакомых объектов. Его сравнительная легкость в отличие от воспроизведения объясняется тем, что пути для возобновления образа прошлого были проторены и восприятие объекта сопровождается чувством чего-то знакомого.

Но далеко не все, что сохраняется, узнается сразу при новом восприятии или повторении каких-нибудь действий. Бывает, например, что ученик не узнает на экзамене тип алгебраической задачи, хотя нетрудно обнаружить, что этот тип ему знаком, что ассоциации от решения аналогичных задач в его мозгу сохранились. Однако нужные ассоциации не оживляются, а нужные уводят мысли в сторону и мешают узнаванию. И далеко не все, что узнается с легкостью, например текст недавно прочитанной книги или детали виденной картины, воспроизводится с должной полнотой и точностью. Нередко человек не только не может рассказать «на память» об устройстве прибора, который он достаточно внимательно наблюдал несколько дней назад, но даже ясно представить его вид. А узнать этот прибор оказывается нетрудно.

Если этот процесс не имеет заранее поставленной цели, воспроизведение принимает характер свободно протекающих непреднамеренных воспоминаний. Живые, яркие образы, обычно эмоционально окрашенных, быстро, вследствие оживления ассоциаций, вызывают и сменяют друг друга; в мозгу возникают картины прошлого то более отчетливо, то смутно.

В основных видах человеческой деятельности (в частности, в труде и учебных занятиях) постоянно требуется воспроизведение более сложное. Человеку приходится помнить о тех требованиях и задачах, которые поставила перед ним жизнь. Он должен представлять себе цель своих действий и последовательно вспоминать намеченные пути ее достижения, например: разобрать, вычистить, смазать и снова собрать мотор; четко и последовательно рассказать об обстоятельствах, предшествовавших нападению гитлеровской Германии на Советский Союз а 1941г., о причинах временных успешных действий Вермахта в начале войны.

При этом одни ассоциации закрепляются, будучи необходимыми или полезными, так кА помогают ориентироваться и активно действовать; другие, наоборот, могут вызвать образы и мысли, отвлекающие человека, мешающие ему работать с определенной последовательностью и четкостью или говорить то, что следует, и потому они тормозятся.

Организованность и целенаправленность всякой серьезной деятельности в человеческом обществе придает памяти, и в частности процессам воспроизведения, избирательный и намеренный характер. Обыкновенно люди вспоминают именно то, что требуется воспроизвести в данном жизненном положении, что имеет значение для успешного удовлетворения их потребностей. Однако не редко то, что надо воспроизвести по ходу деятельности, не возобновляется сразу же в виде чувственных образов, слов или движений. Торможение, вызванное посторонними впечатлениями и утомлением, препятствует воспроизведению. В этом случае оказывается, что у человека нет готовности воспроизвести знакомый материал. Последний временно или надолго забыт.

Во многих случаях, тем не менее, ему приходится самому, напряженно, упорно думая о том, что связано с забытыми впечатлениями, фактами, формулировками, добиваться припоминания, т.е. преднамеренного и активного воспроизведения. При процессах припоминания забытой ли математической формулы, правила правописания, дозировки отдельных составных частей в сложном рецепте или лирического стихотворения, соответствующего настроению, легко подметить единство процессов памяти с активным размышлением, напряжением воли, сосредоточением внимания. Это обнаруживается даже в выражении лица припоминающего человека.

Известны случаи, когда временно забытое впоследствии вспоминается без усилий. Так, ученик, тщетно пытавшийся вспомнить на экзамене по географии столицы государств Латинской Америки, рассказывая дома об ответе, к своему удивлению легко вспоминает и совершенно правильно называет их. Возможной причиной его недавней забывчивости было утомление, вызванное поздними занятиями накануне. Между тем, когда напряжение спало, произошло «всплывание» того, что требовалось воспроизвести. Для этого уже нет необходимости в каких-либо усилиях. Все происходит «само собой». Это явление имеет название реминисценция — непроизвольное возобновление образов прошлого без реализации задач припоминания.

Заключение

Мнемическим действиям нужно учить, давать советы по организации памяти, приемам запоминания. Важно помнить, что запоминает не мозг сам по себе (как это делает глина с отпечатками следов обуви), а активно действующий человек. Человек же действует активно тогда, когда хочет и умеет, иначе говоря, когда у него мобилизованы мотивы (интересы, потребности, эмоциональные отношения, убеждения, идеалы) и сформированы хотя бы начальные способы, приемы мнемических действий.

Ориентировочную часть мнемических действий составляют, прежде всего знания о том, что нужно делать с учебным материалом, чтобы он пригодился в будущем и поэтому остался в памяти. Я для себя в этом случае составляю план материала, разбив на части и выделив опорные пункты, сравниваю с ранее изученным материалом, пытаюсь пересказать «своими словами» в сознательно измененном порядке, критически оцениваю его с точки зрения связности, полезности, интересности, доходчивости, пытаюсь предложить лучшую «конструкцию» материала. Если же материал «плохо идет» в память, то задумываюсь и над тем, полезен ли, нужен ли он для меня в будущей деятельности (быть может, не надо забивать им голову, а лучше хранить в виде записей, картотеки, к которым в нужный момент можно обратиться). Полезно знать, что плохим может быть предлагаемый к запоминанию материал, а не сама по себе память человека.

Хорошо, когда в ориентировочную часть действия входит знание данным человеком индивидуальных особенностей своей памяти (запоминает ли он лучше словесные формулировки или наглядные образы, притом какие — зрительные или иные; известно, что вместо «узелков на память», записей или «зарубок» можно использовать и пахучие вещества — понюхал и запомнил то, что в памяти связано с данным запахом). И пусть каждый сам решает, что ему записать, что зарисовать, а что он и так запомнит на всю оставшуюся жизнь. К примеру, я с мамой давно ездили, в тогда еще Ленинград в гости и в моей памяти до сих пор остался запах духов хозяйки квартиры.

Исполнительную часть мнемических действий составляют осуществляемые с помощью такого орудия, как слово, речь, мысленные преобразования запоминаемого материала. Эти преобразования сводятся к двум основным разновидностям — анализу (мысленному расчленению, разборке материала на части, или мысленному выделению практически не отделимых признаков) и синтезу (мысленному объединению, структурированию, построению, сборке, соединению чего — либо).

Мнемическое действие является внутренним в том смысле, что даже его исполнительная часть не бросается в глаза не только стороннему человеку, но и тому, кто занят запоминанием или припоминанием. Всякому внутреннему действию учить труднее, чем внешнему. Поэтому здесь особенно важно соблюдать принцип «извне — внутрь». То, что обучаемый должен будет уметь делать «про себя», «в уме».

Приемами припоминания (восстановления в сознании) я пользуюсь, на пример при ответе на зачете, экзамене, задаю себе вопросы, относящиеся к главным и к побочным признакам материала («на какой это странице — на левой или правой — было описано, были там рисунок, схема или просто текст…»). Это очень помогает.

Мнемические действия могут быть направлены не только на теоретический учебный материал, о чем пока говорилось, но и на практическую ситуацию, деятельность в повседневной жизни и на работе. Цели и структура действий остаются такими же — выделить в материале связи, соотношения, важные для использования в будущем.

Список литературы

1. Дружинина В.Н. Учебник нового века. Психология: Учебник для гуманитарных вузов. Питер — 2006.

2. Климов Е.А. Основы психологии: Учебник для вузов. Москва — 19

3. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология: Учебник для студ. высш. пед. учеб. заведений. -3-е изд. Москва — 2002.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...