Предпосылки и особенности российской многопартийности в начале ХХ века

Новосибирский государственный технический университет

Кафедра истории и политологии

Контрольная работа №1

Вариант №21

Тема: Предпосылки и особенности российской многопартийности в начале ХХ в.

Студента факультета летательных аппаратов

Шифр 131210921

Группа ЗФ-109

Погодского М.И.

г. Новосибирск

План

Введение

1 Возникновение партий

2 Лидеры партий

3 Опыт построения российского парламентаризма

Заключение

Список используемой литературы

Введение

К началу XX в. закончилось формирование территории Российской империи. Особенности социального строя России заключались в том, что в нем переплетались старые и новые черты. Вся законодательная и исполнительная власть была сосредоточена в руках царя, самодержавно правившего Россией и опиравшегося в основном на дворянство. 

Господствовала административно-полицейская система управления страной. Сохранялись сословная градация общества и привилегированное положение отдельных социальных групп (дворянства, духовенства, казачества). Отсутствовали демократические свободы, была запрещена (до 1905 г) деятельность политических партий и профессиональных союзов. 

Новые черты в социальном строе возникали вследствие изменений в экономике и расстановке политических сил страны. Модернизация ускорила складывание классов капиталистического общества — буржуазии и пролетариата.

Она же вызвала размывание сословного деления, изменение социального лица помещиков и крестьян, усилила политические амбиции буржуазии и общественную роль рабочего класса. В 1906 г. был создан представительный орган (Государственная дума), после чего государственное устройство России стало приближаться (по типу) к парламентской монархии. 

Достигнутое в результате борьбы трудящихся некоторое ограничение самодержавия не удовлетворяло разные слои населения, требовавшие продолжения демократизации страны. В 1917 г. это привело к краху самодержавия.

Социальные противоречия и неспособность правительства решить важнейшие политические проблемы привели в начале XX в. к глубокому социально-политическому кризису.

Он выражался в обострении рабочего и аграрно-крестьянского вопросов, в борьбе трудящихся против самодержавно-полицейского строя, в создании леворадикальных политических партий и либеральных оппозиционных союзов, в спорах внутри правящей верхушки и колебаниях правительственного курса.

1 Возникновение партий

На формирование партийной системы большое влияние оказали: во-первых, существенные отличия (по сравнению с Западной Европой), связанные с социальной структурой общества; во-вторых, своеобразие политической власти (самодержавия); в-третьих, многонациональность населения.

Особенности формирования политических партий:

1.1 На рубеже XIX-XX вв. интенсивно шел процесс формирования единой политической партии рабочего класса — РСДРП.

1.2 Образование партии рабочего класса ускорило создание других партий в России. В течение 1900-1901 гг. оформилась партия социалистов-революционеров (эсеров), претендовавшая на роль выразителей интересов крестьянства. Партии господствующих классов сложились в годы первой российской революции. И сразу были вынуждены приспосабливаться к быстро меняющейся обстановке. Им требовалось определенное время, чтобы осмотреться, выработать свои программные и политические лозунги, стратегию и тактику.

1.3 Происходило образование многочисленных национальных партий (в Польше, Литве, Латвии)

1.4 Ни одна страна в мире не имела (и не имеет до сих пор !) такого количества партий, как Россия. Если в конце XIX в. было создано всего три политические партии, то только за первые шесть лет XX в. — свыше 50, а в 1917-1920 гг. — около 90. Это объясняется прежде всего многонациональным составом населения и разновременностью созревания самосознания различных слоев населения.

1.5 Как и в других странах, в России партии не появились сразу в готовом виде. Вначале в передовых группах класса или даже классов возникали определенные идейно-политические настроения. Они чаще всего закреплялись созданием кружков. Затем оформлялись направления общественно-политической мысли, представители которых группировались вокруг журналов или газет, имеющих литературно-художественный или общественно-политический характер. Среди этих аморфных образований как в области мировоззрения, так и в организации постепенно происходило классовое и политическое размежевание, и чаще всего образовывалась не одна, а несколько партий. Все политические партии можно свести к трем основным классификационным группам: 1) революционно-демократические партии (социал-демократические и неонароднические), 2) либерально-оппозиционные (в основном партии русской и национальной либеральной буржуазии, а также либеральной интеллигенции) и 3) консервативно охранительные (правые буржуазно-помещичьи и клерикально-монархические, черносотенные).

2 Лидеры партий

Среди партий первой группы ведущую роль играли возникшие на рубеже XIX — XX вв. Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП) и Партия социалистов-революционеров (эсеры).

Как выше указано, РСДРП организационно оформилась на II ее съезде (1903) и тогда же произошел ее раскол на большевиков и меньшевиков. Однако формально (вплоть до марта 1917 г.) и те и другие продолжали считаться состоявшими в одной партии.

На II съезде РСДРП была принята единая (для большевиков и меньшевиков) программа, состоявшая из двух частей. Первая («программа минимум») предусматривала решение задач буржуазно-демократической революции: свержение самодержавия, введение демократической республики и широкого местного самоуправления, предоставления права само определение всем нациям, входящим в состав России, установление 8-часового рабочего дня для лиц наемного труда. В аграрном вопросе выдвигались следующие требования: возвращение крестьянам во время проведения реформы 1861 г. отрезков от их наделов, отмена выкупных и оброчных платежей за землю, а также возвращение крестьянам ранее выплаченных ими выкупных сумм. В 1906 г. аграрная программа была пересмотрена. Теперь уже выдвигалось требование полной конфискации всех помещичьих, государственных, удельных, церковных и монастырских земель. Это требование, как уже сказано, было заявлено самими крестьянами на двух Всероссийских съездах Крестьянского союза и заставило изменить аграрную программу РСДРП на IV ее съезде в апреле 1906 г.. Однако, если крестьяне рассматривали всю землю, в том числе и свою надельную, как общенародное достояние, то аграрной программой РСДРП предусматривалась национализация всех земель. Различие, на первый взгляд терминологическое, имело принципиальное значение. В первом случае хозяином земли становился сам народ, точнее те, кто ее обрабатывает, при этом распределением земельных участков ведала сама крестьянская община. Во втором — полным собственником земли становилось государство, которое превращалось таким образом в крупнейшего помещика-монополиста со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Аграрную программу меньшевиков предложил крупный экономист-аграрник П.П. Маслов. Его поддержал Плеханов. Это была программа муниципализации земли. Суть ее заключалась в том, что конфискованные помещичьи, удельные, монастырские и церковные земли предоставлялись в распоряжение органов местного самоуправления (муниципалитетов), которые потом распределяли ее между крестьянами. Предусматривалось сохранение собственности крестьян на их надельную землю. Допускался и переход части земли в руки государства для создания переселенческого фонда. Программа меньшевиков была нацелена против властного вмешательства государства в аграрные отношения. Кроме того, меньшевики указывали, что национализация земли «непомерно усилит государство, превратив его в единственного земельного собственника, усилится и правящая бюрократия». В советской литературе программа муниципализации земли рассматривалась как «реакционная и утопичная». В действительности она была прогрессивной и реалистичной, ибо наиболее полно отражала крестьянские интересы.

Вторая часть программы РСДРП («программа-максимум») предусматривала социалистическое переустройство общества после победы пролетарской революции. Однако реализацию этой программы большевики и меньшевики представляли себе по-разному. Большевики ориентировались на немедленное построение социализма после победы пролетарской революции, даже предусматривали возможность непосредственного «перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую», без какого бы то ни было переходного периода. Меньшевики считали утопией насаждение социализма в экономически и культурно отсталой стране. Они полагали, что после буржуазно-демократической революции должен пройти определенный период буржуазного развития, который превратит Россию из отсталой в развитую капиталистическую страну с буржуазно демократическими свободами и учреждениями.

В период революции 1905 — 1907 гг. численность РСДРП значительно выросла. Если перед революцией в рядах РСДРП насчитывалось 2,5 тыс. членов (по другим данным 8,6 тыс.), то к концу революции — уже 70 тыс. При этом меньшевики составляли большинство (45 тыс.). В большевистском крыле РСДРП русские составляли 89%, в меньшевистском — 37%, остальные — грузины (29%), евреи (23%), украинцы (6%) и прочие (5%). Кроме того в России в то время числилось 74 тыс. членов национальных социал-демократических партий: 33 тыс. членов еврейского Бунда, 28 тыс. Польской социалистической партии и 13 тыс. латышских социал-демократов.

Партия эсеров хотя формально и заявила о своем возникновении в 1902 г., но организационно оформилась на ее Учредительном съезде, состоявшемся 29 декабря 1905 г.2- 4 января 1906 г. в Финляндии, на котором были приняты ее программа и устав. Программа эсеров предусматривала: свержение самодержавия и установление демократической республики, автономию областей и общин на федеративных началах, широкое применение федеративных отношений между отдельными национальностями, признание за ними безусловного права на самоопределение, введение родного языка во всех местных общественных и государственных учреждениях, всеобщее избирательное право без различия пола, религии и национальности, бесплатное образование, отделение церкви от государства и свободу вероисповедания, свободу слова, печати, собраний, стачек, неприкосновенность личности и жилища, уничтожение постоянной армии и замену ее «народной милицией», введение 8-часового рабочего дня, отмену всех налогов, «падающих на труд», но установление прогрессивного налога на доходы предпринимателей.

Центральное место в эсеровской программе занимал аграрный вопрос. Эсеры требовали изъять землю из частной собственности. Но они выступали не за национализацию ее, а за «социализацию», т.е. передачу ее не государству, а в общенародное достояние. Землей, считали эсеры, должны распоряжаться общины, которые будут распределять ее в пользование по «трудовой» норме среди всех граждан республики, для которых самостоятельный труд на земле является основным источником существования. В перспективе предусматривалось обобществление земледельческого производства путем использования различных форм кооперирования земледельцев. Создание трудовых ассоциаций предполагалось не только в сфере земледелия. В этом эсеры видели создание социалистической формы хозяйства. Они выступали за сохранение крестьянской общины как основы создания общественных отношений в деревне социалистического характера.

Тактика эсеров предусматривала пропаганду и агитацию, организацию стачек, бойкота и вооруженных акций — вплоть до организации вооруженных восстаний и применения индивидуального политического террора. Впрочем, террор они рассматривали как «крайнее» средство. Им занималась небольшая «Боевая группа» ,которая вначале насчитывала 10 -15, а в ходе революции 1905 — 1907 гг. — 25-30 человек. Руководили «Боевой группой» Евно Азеф и Борис Савинков. Они организовали убийства ряда крупных государственных лиц — министра народного просвещения Н.П. Боголепова (1901), министров внутренних дел Д.С. Сипягина (1902) и В.Я. Плеве (1904), генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича (1905).

Еще в конце 1904 г. из Партии социалистов-революционеров выделилась группа, стоявшая на позиции широкого применения террористической борьбы. В конце 1906 г. она оформилась в «Союз социалистов-революционеров-максималистов», который представлял собой крайне левое крыло эсеровского движения и сосредоточило свою деятельность на «экспропиациях» и индивидуальном терроре. Лидером этой группы был М.И. Соколов, казненный в 1906 г. Группа подвергалась наибольшим полицейским преследованиям и к 1907 г. была практически разгромлена.

Читайте также:  Понятие и классификация принципов трудового права

Из среды эсеров выделилась и группа анархо-коммунистов — последователей Петра Кропоткина, однако влияние ее было невелико, несмотря на авторитет ее лидера.

В числе неонароднических социалистических партий, отвергавших насильственные методы борьбы, видное место занимала Трудовая народно-социалистическая партия (народные социалисты или энесы). Она официально заявила о себе в сентябре 1906 г., когда вышел в свет 1-й, программный, выпуск ее бюллетеня «Народно-социалистическое обозрение». Окончательно она оформилась в ноябре 1906 г. К 1907 г. в ней числилось 56 местных организаций, в которых состояло в общей сложности не более 2 тыс. членов. В основном это были городская интеллигенция, земские служащие и незначительное число крестьян. Видными идеологами энесов являлись профессора и публицисты А.В. Пешехонов, В.А. Мякотин, Н.Ф. Анненский, В.И. Семевский, принадлежавшие к «левому флангу» легального народничества.

Исходя из своеобразия российских условий (преобладание крестьянского населения и наличие поземельной общины), энесы выступали за особый для России путь к социализму, минуя капитализм, как наиболее «прямой, естественный и безболезненный», опираясь на развитие общинных начал в русской народной жизни. Их программа предусматривала: ликвидацию монархии и введение «демократической республики», замену постоянной армии «народной милицией», отмену сословного строя, утверждение равенства всех граждан перед законом, введение свободы совести, слова, печати, собраний, союзов, неприкосновенности личности и жилища. Высшим органом управления страной должно стать однопалатное Народное представительное собрание, избираемое всеми гражданами, достигшими 20 лет, независимо от пола, национальности и вероисповедания, путем прямого, равного и тайного голосования. Ему должна принадлежать вся полнота законодательной власти. Энесы выступали за повсеместное введение земского, городского и сельского самоуправления, основанного на широких демократических началах. Энесы были убежденными сторонниками права наций на самоопределение. В аграрном вопросе энесы в качестве первоочередной меры считали конфискацию помещичьих, казенных, удельных, кабинетских, монастырских и церковных земель и передачу их в общенародную собственность. Но конфискация не должна была коснуться крестьянских надельных, а так же тех частновладельческих земель, на которых «ведется трудовое хозяйство». В печати энесы активно выступали против столыпинской ломки общины.

Главной либеральной партией, претендовавшей на общенациональное руководство, была Конституционно-демократическая партия (кадеты), которая оформилась на своем I Учредительном съезде в Москве 12 — 18 октября 1905 г. Позднее она стала называть себя «партией народной свободы». Она была преимущественно «интеллигентской» партией. В ней состояли главным образом преподаватели высших и средних учебных заведений, врачи, инженеры, адвокаты, писатели, деятели искусства, а также представители либерально-настроенных помещиков и буржуазии, отчасти ремесленники. В свои ряды партия кадетов привлекла также немногих рабочих и крестьян. В кадетской партии состояла элита русской интеллигенции. Членами этой партии были видные ученые — В.И. Вернадский, С.А. Муромцев, В.М. Гессен, С.А. Котляревский, известные историки — А.А. Корнилов, А.А. Кизеветтер, М.О. Гершензон. Ю.В. Готье, экономисты и публицисты — П.Б. Струве, А.С. Изгоев, видные земские деятели Ф.И. Родичев и И.И. Петрункевич, земский врач А.И. Шингарев. Кадеты стремились стать над партиями, объединить вокруг себя или подчинить своему влиянию другие оппозиционные самодержавию партии и течения. демократ социалист кадет эсер анархист

В январе-апреле 1906 г. насчитывалось 274 кадетских комитета, а к 1907 г. свыше 300; общая численность партии колебалась в пределах 50-60 тыс. членов (после поражения революции численность кадетской партии сократилась вдвое). Лидером кадетской партии был блестящий оратор и публицист, видный историк П.Н. Милюков. В 1894 г. за участие в освободительном движении он был уволен из Московского университета и выслан в Рязань. Вернувшись в 1897 г. из ссылки, он вынужден был уехать за границу; читал лекции по русской истории в Софийском, Бостонском и Чикагском университетах. Вернувшись в 1899 г. в Россию, Милюков вновь занялся политикой и за свои резкие выступления неоднократно подвергался арестам, так что снова был вынужден эмигрировать. В апреле 1905 г. Милюков вернулся в Россию и с голо вой ушел в политическую борьбу.

Главной своей целью кадеты провозгласили введение в стране демократической конституции (отсюда и название партии). Неограниченная монархия, согласно их программе, должна была быть заменена парламентарным демократическим строем (кадеты обходили вопрос о том, будет ли это монархия или республика, но идеалом их была конституционная монархия английского типа). Они выступали за разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, за коренную реформу местного самоуправления и суда, за всеобщее избирательное право, свободу слова, печати, собраний, союзов, за строгое соблюдение «гражданских политический прав личности», за свободу преподавания и бесплатное обучение в школе. Кадеты предусматривали введение 8-часового рабочего дня на предприятиях, право рабочих на стачки, на социальное страхование и охрану труда. В их программе были пункты о восстановлении государственной автономии Финляндии и Польши, но в составе России, и культурной автономии других народов. В решении аграрного вопроса кадеты полагали частичное «отчуждение» (до60%) помещичьей земли в пользу крестьян, но «по справедливой оценке» (т.е. по рыночным ценам), выступали за частную земельную собственность и были решительными противниками ее обобществления. Программа кадетов была направлена на развитие России по западному буржуазному образцу. Осуществления своих целей они добивались только мирными средствами — путем получения большинства в Государственной думе и проведения через нее записанных в их программе реформ.

Кадетская партия не представляла единства. Впоследствии в ее составе определились три направления: «левые» и «правые» кадеты и центр.

Октябристы среди правых партий заметную роль в политической жизни страны играл «Союз 17 октября» (октябристы), принял это название в честь царского Манифеста 17 октября 1905 г., который, как считали октябристы, знаменовал собой вступление России на путь конституционной монархии. Организационное оформление партии началось в октября 1905 г., а завершилось на I ее съезде, состоявшемся 8 — 12 февраля 1906 г. в Москве. Это была партия крупного капитала — верхов торгово-промышленной буржуазии и помещиков — предпринимателей. Возглавил ее крупный московский домовладелец и промышленник А.И. Гучков, «прирожденный политик», высокообразованный блестящий оратор и публицист, экстравагантный, склонный к авантюризму.

Октябристы ставили своей целью «оказать содействие правительству, идущему по пути спасительных реформ». Они выступали за наследственную конституционную монархию, в которой император, как носитель верховной власти, ограничен постановлениями «Основных законов». Выступая против неограниченного самодержавия, октябристы были и против установления парламентарного строя, как неприемлемого для России политически и исторически. Они стояли за сохранение конституционным монархом титула «самодержавный»; предусматривали введение двух палатного «народного представительства» — Государственной думы и Государственного совета, формируемых на основе цензовых выборов — прямых в городах и двухстепенных в сельской местности. Гражданские права в программе октябристов включали свободу совести и вероисповедания, неприкосновенность личности и жилища, свободу слова, собраний, союзов, передвижения. В национальном вопросе октябристы исходили из принципа сохранения «единой и неделимой России», выступая против любой формы «федерализма». Исключение они делали лишь для Финляндии, при условии ее «государственной связи с империей». Допускали культурную автономию для других народов России.

Социальная программа октябристов сводилась к следующему. Для разрешении аграрного вопроса они предусматривали передачу крестьянам через особые земельные комитеты пустующих казенных, удельных и кабинетских земель, а также содействие покупке земли крестьянами «у частных владельцев» при посредстве Крестьянского банка, требовали возвращения крестьянам отрезков, произведенных от их наделов в 1861 г. Октябристы допускали и «принудительное отчуждение» части частновладельческих земель с обязательным вознаграждением владельцев за счет казны. Они выступали за регулирование аренды, переселение малоземельных и безземельных крестьян на «свободные земли», требовали уравнения крестьян в правах с остальными сословиями, активно поддерживали столыпинскую аграрную реформу.

Октябристы признавали свободу рабочих организаций, союзов, собраний и право рабочих на стачки, но только на почве экономических, профессиональных и культурных нужд, при этом на предприятиях, «не имеющих государственного значения». Они выступали за ограничение продолжительности рабочего дня, но не в ущерб промышленникам, введения страхования рабочих, требовали сокращения налогового обложения населения. Они были сторонниками расширения народного образования, декларировали необходимость реформы суда и административного управления.

Государственное устройство октябристы представляли как конституционную монархию с Государственной думой. Они выступали за «сильную монархическую власть», но за необходимость проведения реформ, обеспечивавших свободу буржуазному предпринимательству. Свобода промышленности, торговли, приобретения собственности и охрана ее законом — главные программные требования октябристов.

В 1905 — 1907 гг. «Союз 17 октября» насчитывал до 30 тыс. членов. Его печатным органом была газета «Голос Москвы». В 1906 г. октябристы издавали до 50 газет на русском, немецком и латышском языках.

«Промежуточное положение между кадетами и октябристами занимала «Партия мирного обновления» и ее преемница «Партия прогрессистов». Первая сформировалась в июле 1906 г. из «правых» кадетов и «левых» октябристов. Представляя собой умеренных либералов, они не принимали как курса октябристов, так и «левого уклона» кадетов в некоторых программных вопросах (главным образом, в решении аграрного — здесь они склонялись к требованию октябристов). Лидерами «мирообновленцев» были видные земские деятели — один из основателей «Союза 17 октября» граф П.А. Гейден и Д.Н. Шипов, а также крупный землевладелец князь Н.Н. Львов и профессор Московского университета князь Е.Н. Трубецкой.

Партия прогрессистов» оформилась в ноябре 1912 г. Как и «Партия мирного обновления», она оказалась «правее кадетов и левее октябристов». Это была самая «буржуазная» по своему составу партия. Ее костяк составляли тузы и воротилы московского капитала, а учредителями являлись крупные московские фабриканты А.И. Коновалов, братья В.П. и П.П. Рябушинские, С.Н. Третьяков. Прогрессисты выступали за конституционно-монархический строй, выборное двухпалатное представительство с большим имущественным цензом для депутатов, проведение основных буржуазных свобод. Их рупором была газета «Утро России».

Помещичье-клерикальные консервативные партии были представлены «Союзом русского народа» и «Русским народным союзом имени Михаила Архангела». Предшественником их было «Русское собрание», возникшее в 1900 г. и поставившее своей целью защиту русской культуры.

Быстрый рост черносотенных организаций происходил после издания манифеста 17 октября 1905 г. За несколько месяцев в разных городах зарегистрированы десятки черносотенных союзов и партий: «Союз законности», «Партия народного порядка», «Царско-народное общество», «Самодержавно-монархическая партия», «Патриотическое общество молодежи «Двуглавый орел» и др. В 1906 г. была предпринята попытка создать единый центр — «Главную управу объединенного русского народа».

«Союз русского народа», оформившийся в ноябре 1905 г. в Петербурге, явился самой крупной организацией. К весне 1907 г. в него влилась большая часть правых организаций и групп. Ему содействовали правительственные лица, оказывал финансовую помощь Департамент полиции, покровительствовал ему сам Николай II. Лидеры этой организации заявляли, что она объединяет до 3 млн. человек, противники считали, что максимум — 10-20 тыс., в действительности — от 60 тыс. до 100 тыс. членов. К концу 1907 г. отделения этой организации действовали в 66 губерниях и областях. В «Союз русского народа» входили титулованная знать, высшее чиновничество и часть творческой интеллигенции. Эта партия привлекла в свои ряды мелких лавочников, мещан, купцов, помещиков, а также монархически настроенных крестьян. Лидерами партии были чиновник особых поручений при Министерстве внутренних дел В.М. Пуришкевич, А.И. Дубровин — доктор медицины, публицист, издатель крайне правой газеты «Русское Знамя» (ставшей органом этой партии), и курский помещик Н.Е. Марков (Марков 2-й). Дубровин стал председателем Главного совета — руководящего органа партии.

Читайте также:  Создание среды сопровождения жизненного цикла экспертных систем на базе пакетов Visual, SWI-Prolog

Эти представители правого экстремизма возродили лозунг «православие, самодержавие, народность». Черносотенцы как последовательные защитники самодержавия, пользовались особым расположением царского двора, но вместе с тем нападали на чиновничью бюрократию. Союз за являл, что все народности, имеющие исконную племенную оседлость в коренной России и живущие извечно среди русского народа, «он признает равными себе, своими верными и добрыми соседями, друзьями и сородичами». Но вместе с тем он выступал с антисемитским требованием лишить евреев всех прав, изгнать их из всех учебных заведений, где учатся христианские дети, и даже запретить им заниматься промыслами. Черносотенцы носились с идеей содействовать созданию еврейского государства и выселить туда всех российских евреев, «каких бы материальных жертв такое выселение не потребовало от русского народа». Они категорически отвергали изменение государственного строя на конституционной или парламентской основе. В качестве первоочередной меры они считали необходимым созыв Земского собора из «излюбленных коренных русских людей»; выступали за «единую и неделимую Россию», не допуская национального самоопределения в какой бы то ни было форме. Они отстаивали принцип неприкосновенности частной земельной собственности, отвергая любые варианты отчуждения частновладельческой земли даже за вознаграждение ее владельцам. Ими проповедовалась безусловная необходимость сохранения неограниченной власти царя и господствующего положения Русской православной церкви.

В Москве, Петербурге, Архангельске, Астрахани, Вологде, Гомеле, Екатеринославе, Киеве, Кишиневе, Минске, Одессе, Тифлисе, Ярославле черносотенцы создали свои «боевые дружины», в которых состояли главным образом мелкие ремесленники, лавочники, дворники и даже деклассированные элементы. Своими противниками черносотенцы считали не только революционеров, но и Милюкова, Витте, Столыпина. Черносотенцы стремились содействовать карательным органам самодержавия. Их «методы борьбы» — избиения демонстрантов, погромы, убийства из-за угла.

Вторая монархическая организация — «Русский народный союз имени Михаила Архангела» — представляла собой отколовшуюся в ноябре 1907 г. от «Союза русского народа» клерикальную ее часть. Как самостоятельная партия она оформилась с принятием ее устава в марте 1908 г. В этой партии насчитывалось около 20 тыс. членов, в основном представителей наиболее консервативной части православного духовенства. Основателем и лидером этой партии стал тот же В.М. Пуришкевич, она преследовала те же цели, что и «Союз русского народа».

После революции происходило резкое сокращение численности членов всех основных партий, а многие мелкие партии и группы вообще прекратили свое существование.

3 Опыт построения российского парламентаризма

Созывом первой Государственной думы открылась первая страница истории российского парламентаризма, которая пришлась на период революционного возбуждения масс. Думой «надежд» называли современники первое в стране подобие парламента. Естественно, каждая политическая сила связывала с ней свои прогнозы, которые, как показал опыт, были весьма различны: одни партии смотрели на Думу как на трибуну для заявления о своих политических лозунгах, другие — как орудие реализации своих программных задач; беспартийные депутаты — большинство из которых представляло интересы крестьянства — пытались через Думу решить аграрный вопрос. В со знании значительной части населения присутствовала вера в возможность «мира царя с Думой». В структуре происходивших политических подвижек находилось место почти всем: самобытникам и националистам, западникам и славянофилам, либералам и консерваторам, революционным и либеральным народникам, эсерам, анархистам, социал-демократам, тем, кто регламентировал свою деятельность как партийное самообразование и тем, кому еще предстояло подойти к осознанию своей самодостаточности. Однако действительные механизмы взаимодействия власти с политическими партиями не были созданы, более того, правительство пыталось не замечать выступления их активных лидеров в Думе, партийная система искусственно отдалялась от настоя щей политики и была предельно атомизирована. Атомизированный характер партийной системы особенно проявлялся, с одной стороны, в ее изолированности от властных отношений и социально-экономических процессов, с другой — в слабой зависимости партий друг от друга; т.е. партийная система находилась по существу в нефункционирующем состоянии и в силу недостаточной устойчивости, малоизвестности политической репутации у большинства партий, и особенно в связи со специфическими условиями функционирования в рамках авторитарного режима. Партии по существу не играли заметной роли в формировании политической элиты общества и его политических институтов. И хотя в первой Государственной думе из 478 депутатов 182 человека были представители одной партии — кадетов, а председателем ее был избран кадет С. А. Муромцев, но даже со столь внушительной фракцией правительство не считалось, игнорируя их требования, а спустя 72 дня и вовсе прекратив работу первого представительного органа. Дальнейшая корректировка условий функционирования российских партий и степени их включенности в политический процесс опять-таки осуществлялась властью, определявшей вектор движения политической системы в том усеченном пространстве, которое ей было отведено. Но не считаться с новыми политическими реалиями правительство уже не могло. Опыт первых двух Дум показал самодержавию условия работоспособности «общероссийского представительства» — это успокоение страны и устойчивое правительственное большинство. Данное условие работоспособности Думы обеспечивал соответствующий избирательный закон, обнародованный 3 июня 1907 г. и предусматривавший сословные выборы. Естественно, в III Думе преобладали те партии, которые твердо встали на путь сотрудничества с правительством. Руководящее положение заняли октябристы, которым удалось провести в III Думу 154 депутата, т. е. на 112 больше, чем в предыдущую. Эта партия, представлявшая правое крыло либералов, обладая реальной экономической силой, была не склонна оставлять в неприкосновенности самодержавие. Октябристы требовали «делового» контроля над хозяйственной политикой и финансами. Кадеты — левое крыло либералов — поплатились за свою излишнюю оппозиционность в революционные годы потерей значительного числа депутатских мандатов. Если в IДуме они имели 182 места, во II — 98, в III — только 54 места. А вместе с примыкавшими к ним фракциями прогрессистов и национальных либералов имели 108 членов. Резко сократилось представительство трудовиков (со 104 во II Думе до 14 — в III) и социал-демократов (с 65 до 19).На первых же заседаниях Думы сложилось большинство правых и октябристов, составлявших 2/3 от всей Думы (300 членов), хотя между ними и существовали противоречия. Это вынуждало октябристов в ряде вопросов искать союзников в лице кадетов. Так сложилось второе, октябристско-кадетское большинство, составлявшее немногим менее 3/5 состава Думы (262 человека). Существование двух блоков — правооктябристского и октябристско-кадетского — позволяло правительству и его новому премьеру П. А. Столыпину проводить политику лавирования (он сам это понимал и назвал проведением «равнодействующей линии»).Важная роль, которую играла в общественно-политической жизни России стабильно функционировавшая Государственная дума, способствовала укреплению партийной системы. В ее недрах зародились новые партии: националистов и прогрессистов, достаточно активно действовали основные партийные фракции. Как следствие, произошла кристаллизация партийного кокуса, т. е. собственных внутренних партийных элит; усилилась возможность меж партийного взаимодействия в новых условиях, когда основным сти мулом партийно-политических перегруппировок стала не теоретически понимаемая общность программных установок, а прагматизм и политический расчет (аграрная, военная, судебная, органов местного самоуправления и другие реформы). Именно отсюда — и возникновение достаточно крупных политических блоков. Таким образом, можно считать, что в эти годы партийная система России, преодолев состояние атомизированности, начала приобретать признаки поляризованного плюрализма, связанного с определенной степенью ее стабильности. Отличительной особенностью такой системы являлось сосуществование двух, формально взаимоисключающих («правой» и «левой») оппозиций правящему режиму, готовых на анти системные действия, т. е. отличавшихся своеобразным типом политического поведения, выражавшимся в призывах к действиям, направленным на подрыв или насильственное свержение существующего строя. Одновременно имела место предельная поляризация мнении и преобладание центробежных тенденций над центростремительными и, как следствие, предельно ограниченные возможности для политического маневрирования. Не случайно П. А. Столыпину так и не удалось довести реформы до конца, постоянно наталкиваясь на сопротивление и справа, и слева, а III Государственная дума так и не смогла стать инструментом реформирования страны. С уходом с по литической сцены Столыпина авторитарный режим окончательно вступил в полосу стагнации, а затем и собственного саморазрушения в феврале 1917 г.

Заключение

К началу первой русской революции в стране были созданы или находились в процессе формирования политические партии, представлявшие интересы различных социальных слоев общества. Особенности системы политических партий России в начале XX в. были следующими:

· ни помещики, ни деловая торгово-промышленная буржуазия, ни крестьянство не имели в то время «своих», выражавших их интересы партий

· не было правительственной (в западном понимании) партии, поскольку Совет министров назначался не Думой, а лично царем и все российские партии в той или иной мере находились в оппозиции правительству, критикуя его политику либо слева, либо справа

· ни одна российская политическая партия до февраля 1917 г. не прошла испытания властью

· слабым местом политической системы России начала XX в. был механизм функционирования многих партий (нелегальный или полулегальный)

· в Государственной думе были представлены далеко не все партии, особенно национальные

· крестьянская Россия, российская «глубинка» была слабо охвачена процессом партийно-политического строительства, который шел в основном в административных и промышленных центрах страны.

Однако, несмотря на специфику образования как общероссийских, так и национальных политических организаций, партии возникали и развивались в русле общих закономерностей. Тем самым было положено начало многопартийности в России.

Список используемой литературы

1 История России. ХХ век / А.Н. Боханов, М.М. Горинов, В.П. Дмитриенко и др. — М.: Издательство АСТ, 1996.

2 История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства / Сост.В.А. Козлов. — М.: Политиздат, 1991. 

3 Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX сто летия. М., 1995.

4 История политических партий России / Под. ред. А.И. Зевелева. М., 1994.

5 http://www.prlib.ru/Lib/pages/item.aspx?itemid=2904

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...