Вменяемость и невменяемость в уголовном праве

План

1. Признаки субъекта преступления. Понятие и содержание вменяемости

2. Понятие и критерии невменяемости

3. Ограниченная вменяемость

4. Задача

Список использованной литературы

1. Признаки субъекта преступления. Понятие и содержание вменяемости

Уголовная ответственность наступает за преступления и представляет собой наиболее суровый вид юридической ответственности. «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом» (ст. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. (далее — УК РФ)). Всего в составе преступления выделяются четыре элемента, каждый из которых образует группа признаков состава, характеризующих:

1) объект преступления,

2) объективную сторону преступления,

3) субъективную сторону преступления;

4) субъекта преступления. Субъектом преступления может быть не любое лицо, а только то, которое в соответствии с уголовным законом обладает определенными качествами. В УК РФ выделена глава 4 «Лица, подлежащие уголовной ответственности». К числу подлежащих уголовной ответственности отнесены лица:

Ш достигшие возраста наступления уголовной ответственности. Уголовная ответственность наступает в большинстве статей УК РФ с 16 лет, а в отдельных особых случаях — с 14. Причем возможно проведение медицинской экспертизы на предмет установления возраста обвиняемого в тех случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют;

Ш вменяемые. Вменяемость — необходимое условие наступления уголовной ответственности, т.е. субъект преступления должен обладать признаком вменяемости. Вменяемость обязательный признак субъекта преступления, призванный обеспечить уголовную ответственность только тех лиц, которые способны нести такую ответственность. Вменяемость является самостоятельной категорией уголовного права и имеет специфические черты. В отличие от невменяемости, формула которой достаточно полно обрисована в уголовном законе, о вменяемости в законодательстве (ст. 19 УК РФ, ст.ст. 196 и 433 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 2001 г. (далее — УПК РФ)) упоминается лишь как о само собой разумеющемся требовании, которое должно соблюдаться при привлечении лица к ответственности в случае совершения им преступления. Заметим, что в действующем уголовном законе нет и формулировки о «полной способности» лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, которую можно было бы считать синонимом состояния вменяемости.

Вменяемость прежде всего признак человека, обладающего психическим здоровьем. Однако подчас вменяемыми могут быть не только лица, не имеющие каких-либо недостатков психического характера, но и лица, страдающие психическими заболеваниями и недостатками умственного развития. К последним при выяснении влияния психического здоровья на вменяемость необходим дифференцированный подход. Вменяемость имеет социально-психологическую характеристику, которая выражается в уровне интеллектуального развития, в обладании лицом определенными волевыми качествами, в эмоциональных чертах характера.

Для вменяемости важен и определенный уровень социализации личности. Личность развивается и формируется постепенно. В сложном единстве и взаимодействии знания, приобретенные в процессе обучения, мысли, рассуждения, советы, указания воспитателей и других людей переплетаются с собственным жизненным опытом. Не сразу, а постепенно дети познают общественные требования. Становление личности происходит в процессе усвоения людьми опыта и ценностных ориентаций данного общества, что и называют социализацией. Поэтому вменяемость как определенный уровень социального развития приобретается по достижении определенного возраста.

Следует учитывать и соотношение биологического и социального в человеке. Биологическое, будучи первичным во времени, детерминирует социальное, становится предпосылкой его воспроизведения. Социальное приобретает относительную независимость от биологического и само становится необходимым условием своего дальнейшего существования. Появление социального — это не только утверждение генетической связи между биологическим и социальным, но и одновременно преобразование ее в связь подчинения биологического социальному.

Однако поведение человека формируется не только под влиянием условий жизни общества, но и при активном участии его (человека):

§ сознания. Сознание есть функция человеческого мозга и в этом смысле представляет собой естественный процесс. Однако «сознание человека не существует вне общества, вне языка, вне накопленных человечеством знаний и выработанных им способов восприятия и мыслительной деятельности» Копылова Г.К., Прозоров А.В. Психология в деятельности органов внутренних дел: Курс лекций. — М., 2006. — С. 120.. Каждый отдельный человек становится субъектом сознания, лишь овладевая языком, понятиями, логикой, представляющими собой продукт развития общественно-исторической практики;

§ воли. Воля, эмоционально-волевая устойчивость личности являются составной частью характера человека. В повседневной жизни по тому, насколько у субъекта выражены волевые качества, о нем говорят как о человеке с «сильным» или, напротив, со «слабым» характером, хотя очевидно, что далеко не только воля свидетельствует о своеобразии характера. Поведение человека становится волевым благодаря мотиву, который определяет его направленность и активность. Кроме того, волевой акт всегда связан с приложением усилий, принятием решения и его практической реализацией. Отсюда следует, что, если лицо при совершении преступления осознает фактическую сторону и общественную опасность деяния, оно обладает и вменяемостью.

Следует подчеркнуть, что вменяемость не относится к признакам состава преступления, а является лишь одним из условий наступления уголовной ответственности. Так, иногда утверждают, что «вменяемость это предпосылка вины» или «предпосылка вины и ответственности» Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. — Владивосток, 1983. — С. 76, 82. . С этим трудно согласиться. В действительности вменяемость признак субъекта преступления. Вина же — признак субъективной стороны как элемента преступления.

Если говорить о критериях вменяемости, то этот вопрос в науке уголовного права решается неоднозначно. Большинство ученых-юристов См., напр.: Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева, А.В. Наумова. — М., 2003. — С. 163; Назаренко Г.В. Эволюция понятия вменяемости (в Уголовном кодексе) // Государство и право. — 1993. — №3. — С. 52; и др. отдали предпочтение «смешанной» форме вменяемости, которая основана на сочетании двух критериев:

· медицинский (биологический) критерий. Характеризует психическое здоровье (состояние) лица в момент совершения преступного деяния;

· юридический (психологический) критерий. Характеризует вменяемость как способность лица сознавать совершаемое преступление и способность руководить своими действиями во время его совершения.

Итак, вменяемость — это психическое состояние лица, заключающееся в его способности по уровню социально-психологического развития и социализации, возрасту и состоянию психического здоровья отдавать себе отчет в своих действиях, бездействии (осознавать фактическую сторону и общественную опасность деяния), руководить ими в момент совершения преступления и нести в связи с этим за него уголовную ответственность и наказание;

Ш имеющие психические расстройства, не исключающие вменяемости. В ст. 22 УК РФ установлена уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, которых в литературе принято называть лицами с ограниченной вменяемостью. Следовательно, в российском уголовном праве признается наличие двух категорий лиц, обладающих признаком вменяемости: 1) лица, которые обладают вменяемостью полной; 2) лица, которые обладают вменяемостью ограниченной. УК РФ обоснованно называет и тех и других вменяемыми, т.е. ответственными за совершение преступления. Ограниченная вменяемость — тоже вменяемость, не исключающая уголовной ответственности. Подробнее ограниченная вменяемость будет рассмотрена ниже;

Ш совершившие преступление в состоянии опьянения. «Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности» (ст. 23 УК РФ). Следует отметить, что теперь снимаются вопросы об источнике (веществе) опьянения — в ст. 23 УК РФ имеется в виду любой вид опьянения.

Известно, что 90% случаев хулиганства, значительное число убийств, тяжких насильственных преступлений против личности, разбоев и грабежей совершается лицами, находящимися в нетрезвом состоянии. Поэтому состояние обычного алкогольного опьянения не только не устраняет уголовную ответственность, но и не может рассматриваться как смягчающее вину обстоятельство. Рассмотрим пример. В., разыскивая ночью жену, пьяный ходил по селу с ружьем и вел бесцельную стрельбу. Затем произвел выстрел по окнам дома своего тестя. Каких-либо последствий выстрел не причинил. В. был обоснованно осужден по ч. 3 ст. 213 УК РФ (в действующей в тот период редакции) Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2003. — №9. — С. 11. .

Данные судебной психиатрии свидетельствуют о том, что у опьяневших при обычном (не патологическом) опьянении не бывает галлюцинаторно-бредовых переживаний, немотивированного психомоторного возбуждения Лунц Д.Р. Проблема невменяемости в теории и практике судебной психиатрии. — М., 1966. — С. 45. . При физиологическом опьянении ослабляется функционирование тормозных процессов нервной деятельности и самоконтроль. Однако у пьяного сохраняется контакт с окружающей средой, и его действия носят мотивированный характер Мотивация преступного поведения / Лунеев В.В.; Отв. ред.: Кудрявцев В.Н. — М., 1991. — С. 89. .

Патологическое опьянение является болезненным состоянием, которое относится к кратковременным психическим расстройствам и качественно отличается от глубокой степени обычного бытового опьянения. (При патологическом опьянении имеются оба критерия невменяемости, которые будут рассмотрены ниже.)

Патологическое опьянение в основном проявляется в двух формах:

· эпилептоидной. При эпилептоидной форме у лица возникает искаженное восприятие окружающей обстановки, сумеречное состояние сознания, возбуждение, что приводит к неправомерному поведению.

· параноидной. При параноидной форме возникают галлюцинации, бредовые идеи. Лицо, находящееся в состоянии параноидной формы патологического опьянения, внешне действует целесообразно и целенаправленно. Однако сознание его нарушено, окружающая действительность воспринимается искаженно, возникает чувство страха, тревоги, что порождает стремление спасаться, защищаться, нападать на врагов, которые представляются ему под влиянием бреда. Характерным признаком патологического опьянения в этих случаях является отсутствие физических признаков опьянения. Так, движения человека точные, уверенные, походка твердая, речь отчетливая.

Состояние патологического опьянения носит кратковременный характер и заканчивается, как правило, глубоким сном с полной утратой воспоминаний о произошедшем (амнезией). По мнению психиатрической науки, патологическое опьянение не имеет тенденции к повторению и остается у лица единичным событием в жизни.

Таким образом, состояние обычного опьянения хотя и отрицательно сказывается на нормальном течении психических процессов, дезорганизует важнейший для поведения человека процесс возбуждения и торможения, ослабляет сознание и волю, а также способность адекватно реагировать на события, но не ведет к утрате связи с внешним миром и осознанности своих действий. Следовательно, находящееся в состоянии опьянения лицо вменяемо.

Итак, сделаем вывод. Круг названных лиц, подлежащих уголовной ответственности, детализируют общие условия наступления уголовной ответственности (ст. 19 УК РФ). Субъектом преступления может быть не любое лицо, а только то, которое в соответствии с уголовным законом обладает определенными качествами. Одним из таких качеств является вменяемость. Вменяемость лица является неотъемлемым признаком субъекта преступления.

преступление вменяемость аффект уголовный

2. Понятие и критерии невменяемости

Невменяемость характеризуется двумя критериями: 1) медицинским (биологическим) и 2) юридическим (психологическим).

Каждый из критериев, в свою очередь, имеет несколько признаков:

v четыре для медицинского критерия:

o Хроническое психическое расстройство представляет наличие у лица прогрессирующего психического заболевания, не поддающегося или трудно поддающегося излечению. Болезнь может протекать и приступообразно (то есть с улучшением или ухудшением психического состояния), однако всегда оставляет после себя стойкий психический дефект. К таким психическим заболеваниям относятся: шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, паранойя, маниакально-депрессивный психоз и другие болезни психики.

o Временное психическое расстройство это психическое заболевание, продолжающееся тот или иной срок (относительно быстро) и заканчивающееся выздоровлением. Сюда относятся: патологическое опьянение (белая горячка), реактивные симптоматические состояния, то есть расстройства психики, вызванные тяжкими душевными потрясениями и переживаниями.

o Слабоумие это различного рода снижение или полный упадок психической деятельности, связанный с поражением интеллектуальных способностей человека. Слабоумие связано с понижением или потерей умственных способностей лица и является врожденным либо приобретенным в результате того или иного прогрессирующего психического заболевания. Различаются три степени слабоумия: легкая (дебильность), средняя (имбицильность) и глубокая, тяжелая степень поражения умственной деятельности (идиотия).

o Иное болезненное состояние это расстройство душевной деятельности, которое может быть как хроническим, так и временным. К ним относятся, например, некоторые формы психопатии, психические расстройства, вызванные инфекционными заболеваниями. Так, например, ни брюшной, ни сыпной тиф не являются заболеваниями психическими. Однако и они могут сопровождаться помрачением сознания, галлюцинациями, во время которых у больного может быть снижена или даже нарушена способность к умственной или волевой деятельности. Подобное может наблюдаться и при травмах головного мозга, опухолях мозга и других, в принципе не психических, заболеваниях;

Читайте также:  Порядок начисления налогов

v два — для юридического:

o интеллектуальный признак — отсутствие у лица способности отдавать отчет в своих действиях. Интеллектуальный признак свидетельствует о том, что лицо, совершившее то или иное конкретное действие или бездействие, опасное для общества, «не понимало фактической стороны своих действий или не могло осознать их общественный смысл» Назаренко Г.В. Указ. статья. — С. 54-55. . Непонимание содержания фактической стороны своего действия или бездействия обычно означает непонимание им причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями (не сознает, что лишает потерпевшего жизни, отнимает у него имущество и т.д.). Однако главное в содержании интеллектуального признака заключается в непонимании лицом социального смысла своего деяния, то есть в отсутствии понимания его общественно опасного характера;

o волевой признак. Волевой признак психологического критерия невменяемости состоит в неспособности лица руководить своими действиями. Это самостоятельный признак, который и при отсутствии интеллектуального признака может свидетельствовать о наличии психологического критерия невменяемости. Не случайно в законе между этими признаками стоит союз «или». Практика показывает, что лицо, совершившее общественно опасное деяние при определенном состоянии психики, будучи неспособным руководить своими действиями, «может сохранять возможность формальной оценки событий и их понимание, но у него снижена, а иногда и утрачена способность удержаться от поступка, руководить своими действиями» Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева, А.В. Наумова. — С. 174.. В таких случаях на основании одного волевого признака можно судить о наличии психологического критерия невменяемости. С другой стороны, неспособность осознавать свои действия (интеллектуальный признак) всегда свидетельствует о наличии волевого признака неспособности руководить этими действиями и, следовательно, о наличии психологического критерия невменяемости.

Для признания лица невменяемым необходимо наличие хотя бы одного признака медицинского критерия в сочетании хотя бы с одним признаком юридического критерия. Наличие только психического расстройства без отсутствия способности лица отдавать себе отчет в своих действиях либо руководить ими, равно как и наличие признака юридического критерия без его обусловленности болезненным расстройством психики (например, если лицо находится в состоянии физиологического аффекта Анализ уголовных дел о преступлениях, совершенных в состоянии аффекта, показывает, что действия виновного в этом состоянии отнюдь нельзя назвать бессознательными, хотя они и заключают в себе момент автоматизированного. См.: Сысоева Т.В. Субъективные признаки убийства, совершенного в состоянии аффекта // Вестник ТюмГУ. Издательство Тюменского государственного университета. — 2003. — №3. — С. 56.), не позволяет говорить о невменяемости, и такой субъект должен нести юридическую ответственность.

Рассмотрим пример из судебной практики. Сначала муж 3. приставал к тёще, а затем избил жену, угрожал убить их и поджечь дом. Не выдержав издевательств, 3., находясь в состоянии сильного душевного волнения, схватила топор и, нанеся им 14 ударов мужу по голове, убила его. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ квалифицировала действия 3. по ст. 107 УК РФ Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 6. С. 8.. Т.о., при физиологическом аффекте психика человека тоже выводится из своего обычного состояния, затрудняется самоконтроль, правильная оценка своих действий. Однако в состоянии даже сильно выраженного аффекта сохраняется в той или иной мере способность самообладания, не наблюдается глубокого помрачения сознания, сохраняется возможность действовать в известном соответствии с поводом, вызвавшим аффективную реакцию. Человек, находящийся в этом состоянии, имеет, следовательно, возможность удержать себя от неправомерных действий.

Невменяемость имеет строгие временные границы: она устанавливается только на момент совершения противоправного действия или бездействия, под которыми понимаются административные правонарушения. Наличие у лица психического расстройства, лишающего его требуемых законом способностей, до совершения правонарушения либо заболевание психической болезнью после его совершения не дает оснований установить невменяемость лица, освобождающую его от юридической ответственности. Важным представляется мнение, высказанное Я.М. Калашником: «Вопрос о вменяемости или невменяемости разрешается только в отношении определенного, конкретного и доказанного общественно опасного деяния… При каждом новом общественно опасном деянии, совершенном лицом, хотя бы и признанным однажды психически больным и невменяемым, вопрос о вменяемости должен быть вновь рассмотрен независимо от заключения прежней экспертизы» Калашник Я.М. Судебная психиатрия. — М., 1961. — С. 50..

Представляется важным отметить еще одно обстоятельство, влияющее на порядок возложения юридической ответственности. Статьей 49 Конституции РФ закреплено, что «обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность». Как справедливо отмечается в комментарии к Конституции РФ: «Обязанность доказывания… лежит на органах и должностных лицах, осуществляющих уголовное преследование: органах дознания, следователе, прокуроре, а в делах частного обвинения — на потерпевшем и его представителе» Комментарий к Конституции Российской Федерации. Под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. — М., 2009. — С. 333.. Данное обстоятельство является общепризнанным принципом — презумпцией Презумпция — (лат. praesumptio) — предположение, признаваемое достоверным, пока не будет доказано обратное. См.: Большой юридический словарь // http://slovari.yandex.ru. невиновности.

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. говорилось, что деяние, совершенное безумным от рождения или сумасшедшим, который по своему состоянию не мог иметь понятия о противозаконности и о самом свойстве данного деяния, не должно быть вменено в вину. Аналогичное положение имелось и в Уголовном уложении 1903 г. Более полная формула вменяемости была приведена в УК РСФСР 1926 г. В нем говорилось, что от наказания освобождаются «лица, совершившие преступления в состоянии хронической душевной болезни или временного расстройства душевной деятельности или в таком болезненном состоянии, когда они не могли отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими» (ст. 11) Хрестоматия по истории государства и права России. 2-е издание. Ред. Титов Ю.П. — М., 2008. — С. 111, 123, 256..

В ст. 11 УК РСФСР 1960 г. Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (утратил силу) // base.garant.ru/10107062.htm. указывалось, что «не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими вследствие хронической душевной болезни, временного расстройства душевной деятельности, слабоумия или иного болезненного состояния».

В УК РФ формула невменяемости получила дальнейшее развитие: в статье 21 УК РФ установлено, что не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Часть 2 ст. 21 УК РФ гласит: «Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом». В УПК РФ установлены порядок и процедура производства психиатрической экспертизы лица, привлекаемого к уголовной ответственности. В ст. 196 УПК РФ указаны обстоятельства, при которых обязательно назначение экспертизы: для определения психического состояния подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве. В тех случаях, когда психиатрическая экспертиза признает лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, невменяемым, уголовное дело подлежит прекращению, а лицу могут быть назначены судом принудительные меры медицинского характера.

Невменяемость — понятие юридическое, более того — уголовно-правовое. Об этом свидетельствует следующее: при невменяемости лицо, совершившее общественно опасное деяния, не подлежит уголовной ответственности и наказанию; судебно-психиатрическая экспертиза назначается по решению органов следствия и суда; закон предусматривает случаи обязательного назначения судебно-психиатрической экспертизы; признать лицо невменяемым может только суд; признание лица невменяемым является юридическим фактом, влекущим для него правовые последствия Михайлова А.В. Общественно опасное поведение невменяемых: актуальные криминологические проблемы // Российский следователь. — 2009. — №2. — С. 33..

Невменяемость необходима только в сфере применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Для медицины, включая психиатрию, сама по себе невменяемость беспредметна. Медицинские вопросы невменяемости решает судебная психиатрия, играющая вспомогательную, хотя и важную роль в осуществлении правосудия.

Итак, невменяемость — это психическое состояние лица, заключающееся в его неспособности отдавать себе отчет в своих действиях, бездействии (осознавать фактическую сторону и общественную опасность деяния) либо руководить ими в момент их совершения вследствие болезненного состояния психики или слабоумия. Только органическое сочетание двух критериев — медицинского и юридического — дает возможность сделать обоснованный вывод о невменяемости.

3. Ограниченная вменяемость

До 1997 г. «вывод о вменяемости лица» имел два способа выражения — «вменяем» или «невменяем». Иных вариантов или хотя бы градаций в пределах одного из названных вариантов действовавший в ту пору УК РСФСР 1960 г. не предусматривал. Положение кардинально поменялось с вступлением в силу с 1 января 1997 г. УК РФ. В нем появилась беспрецедентная для отечественного уголовного законодательства ст. 22 («Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости»). Нововведение стали широко именовать «ограниченной вменяемостью».

Согласно ч. 1 ст. 22 УК РФ, вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. Тут речь идет об уголовной ответственности и наказании лиц, которые совершили преступление, но страдают психическими аномалиями. Включение такой статьи в УК РФ объясняется прежде всего тем, что значительная часть преступлений (например, до 65-70 % преступлений против личности) совершается лицами, страдающими психическими аномалиями Вандыш-Бубко В.В., Сафуанов Ф.С. Ограниченная вменяемость: судебно-экспертологический анализ // Юридическая психология. — 2009. — №2. — С. 34..

Судебная статистика, к сожалению, не содержит сведений о количестве лиц, признанных судами подпадающими под действие ст. 22 УК РФ. Она указывает число лишь тех осужденных, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, которым наряду с наказанием назначено принудительное лечение в соответствии со ст. ст. 97 и 99 УК РФ. Их количество в 2010 г. составило 293 человека, что в 6 раз меньше числа лиц, которым эта мера была рекомендована экспертными комиссиями. Общее же количество лиц, признанных судебно-психиатрической экспертизой ограниченно вменяемыми, в целом по России в том же году достигло 2,9 тыс., в 2009 г. чуть более 3 тыс. человек Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. Судебная статистика: http://www.cdep.ru/material.asp?material_id=63.. Однако и эти цифры нельзя принять за показатель, отражающий реальное число преступников, к которым оказалось возможным применить ст. 22 УК РФ. Анализ экспертной статистики, например, за 2009 г. свидетельствует Там же. , что в одних регионах России норма об ограниченной вменяемости экспертами не применялась, в других ставился знак равенства между признанием лица ограниченно вменяемым и рекомендацией ему принудительного лечения, в третьих принудительное лечение ограниченно вменяемым вообще не рекомендовалось.

Более полно уяснить существо проблемы позволит рассмотрение возражений против ограниченной вменяемости. На формирование отрицательного отношения к ограниченной вменяемости у юристов и психиатров большое влияние оказали взгляды видного русского юриста Н.С. Таганцева, которого поддерживал известный психиатр В.П. Сербский. Их возражения против ограниченной вменяемости сводились к следующему: трудно указать какую-либо конкретную меру для определения уменьшенной вменяемости, ее пределы представляются слишком слабо очерченными; введение ограниченной вменяемости может привести к ошибкам и злоупотреблениям, признание этого понятия — к смягчению наказания опасным преступникам Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. — СПб., 1902. — Т.1, С. 412-413. .

Однако современные исследователи, опираясь на новейшие научные рекомендации судебных психиатров, справедливо говорят о том, что указанные трудности явно преувеличены. Так, С.В. Бородин, опровергая аргумент относительно отсутствия якобы четких клинических критериев, убедительно доказывает, что последнее связано с ошибочным представлением об ограниченной вменяемости как промежуточном состоянии между вменяемостью и невменяемостью, тогда как речь должна идти об ограниченной вменяемости как разновидности вменяемости и о том, что ее юридический и медицинский критерии вполне определимы Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. — М., 1987. — С. 56.. Лица, ограниченно вменяемые, страдают психическими аномалиями, но при этом сохраняют способность (хотя и ослабленную) отдавать отчет своим действиям (бездействию) и руководить своим поведением (юридический критерий). Медицинский же критерий этой разновидности вменяемости заключается в так называемых пограничных состояниях, которые в настоящее время (в отличие от начала ХХ в.) достаточно исследованы как в общей, так и судебной психиатрии. Достаточно мотивированные возражения выдвинуты и в отношении других возражений выделения в уголовном законе понятия ограниченной вменяемости Назаренко Г.В. Указ. статья. — С. 58-59..

Читайте также:  Основные фонды и оборотные средства предприятия

Проведенные исследования подтвердили высокий процент лиц с психическими аномалиями среди осужденных за убийства (72%), нанесение тяжких телесных повреждений (64,8%) Антонян Ю.М., Бородин С.В. Указ. соч. — С. 76-77. . Как показал опыт, такие лица нуждаются в повышенном внимании как в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, так и во время исполнения наказания, иногда они заслуживают снисхождения, а часто нуждаются в лечении, которое и может быть им назначено согласно ч. 2 ст. 22 УК РФ. Так, Бутырский суд в приговоре по делу М. (ст.ст. 30 и 158 УК РФ) полностью согласился с выводами экспертизы об ограниченной вменяемости обвиняемого и нецелесообразности применения к нему принудительного лечения (эксперты рекомендовали лишь амбулаторное наблюдение у психоневролога и эндокринолога по месту жительства). Однако в резолютивной части со ссылкой на ст.ст. 97 и 100 УК РФ наряду с условным осуждением М. назначено принудительное наблюдение и лечение у психоневролога и эндокринолога Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2007. — №12. — С. 22. .

Итак, сделаем вывод. Под ограниченной вменяемостью следует понимать не исключающее уголовную ответственность и справедливое наказание психическое состояние лица, при котором во время совершения преступления у него была способность осознавать фактический характер или общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими в силу частичного расстройства психической деятельности. Ограниченная вменяемость обвиняемого требует дифференцированной оценки и учета следствием и судом в каждом конкретном случае.

В заключение следует отметить, что вменяемость — самостоятельная категория уголовного права, у нее свои конкретные признаки. При этом надо иметь в виду, что вменяемым может считаться как психически здоровый человек, так и с психическими расстройствами, при условии, что данное состояние не может охватываться медицинским критерием невменяемости. Следует отметить, что исследования, проведенные юристами и психиатрами, подтверждают, что среди лиц, совершивших преступления и признанных вменяемыми, значительный процент составляют лица, страдающие психическими аномалиями (хронический алкоголизм, органические поражения головного мозга и т.д.) См.: Антонян Ю.М., Бородин С.В. Указ. соч. — С. 10-11. . Вменяемость в конечном счете призвана решать ту же задачу, что и невменяемость, — обеспечить уголовную ответственность и наказание только тех лиц (совершивших деяния, опасные для общества), которые по состоянию психического здоровья способны нести такую ответственность.

4. Задача

Лукин, находясь в ресторане, в нетрезвом состоянии, попросил закурить у Сорокина, сидевшего за соседним столом. Сорокин угостил его сигаретой и сказал, что он сильно пьян и лучше, если он уйдет домой отдыхать. Обидевшись на высказанное замечание, Лукин имеющейся у него отверткой нанес Сорокину удар в грудь. От повреждения сердца Сорокин, не приходя в сознание, скончался.

Определите форму и вид вины в преступлении, совершенном Лукиным.

Форма вины это установленное уголовным законом соотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, которое характеризует его отношение к деянию. Уголовное законодательство предусматривает две формы вины умысел и неосторожность.

Лукин совершил убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Как указано в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)» Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1999. — №3. , мотивы действий виновного при убийстве из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ) характеризуются признаками хулиганства (ст. 213 УК РФ) О признаках хулиганства см. также: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. №45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2008. — №1.. Пленум указал, что убийством, совершенным из хулиганских побуждений, следует признавать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним. При совершении убийства из хулиганских побуждений виновный получает удовлетворение от самого факта лишения жизни другого человека либо от таких действий, направленных на грубое нарушение общественного порядка и проявление явного неуважения к обществу, которыми человек может быть лишен жизни. Для признания убийства совершенным из хулиганских побуждений необходимо установить мотив — хулиганские побуждения, — который характеризуется с внешней стороны не спровоцированным нападением на потерпевшего, отсутствием поводов к нападению и убийству. Поэтому для установления данного мотива важное значение имеет анализ действий виновного в момент убийства, перед ним и после его совершения. Анализ действий виновного в рассматриваемом случае дает основания считать, что совершил он убийство именно из хулиганских побуждений. Ведь в его поведении присутствует явное неуважение к обществу и общепринятым моральным нормам, открытый вызов общественному порядку. Об этом свидетельствует тот факт, что Лукин крайне неадекватно реагирует на спокойно сделанное ему Сорокиным замечание: на совет идти домой наносит удар отверткой в грудь.

Убийство — это предусмотренное Особенной частью УК РФ виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть.

Объектом убийства является: родовым — личность; видовым — жизнь личности; непосредственным — жизнь человека, которая состоит не только из биологических процессов, но и включает общественные отношения, обеспечивающие жизнедеятельность человека и охраняющие его жизнь. В рассматриваемом случае непосредственный объект — жизнь Сорокина.

С объективной стороны Лукин совершает убийство путем действия, направленного на нарушение функций или анатомической целости жизненно важных органов Сорокина — удар отверткой.

Обязательным условием наступления ответственности за убийство является причинная связь между действием Лукина и наступившими последствиями — смертью Сорокина. В рассматриваемом случае такая причинная связь имеет место.

Субъективную сторону убийства составляют признаки, характеризующие психическое отношение виновного к своим действиям и наступившей смерти потерпевшего. Убийство относится к числу преступлений, которые могут быть совершены только умышленно.

Субъектом убийства может быть лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет.

Вина в преступлении, совершенном Лукиным — прямой умысел.

Под содержанием умысла понимается отражение в сознании субъекта юридически значимых признаков совершаемого деяния, его возможных общественно опасных последствий и обстановки свершения преступления. По своему психологическому содержанию умысел подразделяется на прямой и косвенный (ч. 1 ст. 25 УК РФ). Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ). Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий образуют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий составляет его волевой элемент.

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает понимание его фактического содержания и социального значения. Оно включает представление о характере тех благ, на которые совершается посягательство, то есть об объекте преступления, о содержании действия (бездействия), посредством которого осуществляется посягательство, а также о тех фактических обстоятельствах (время, место, способ, обстановка), при которых происходит преступление. Отражение всех этих компонентов в сознании виновного дает ему возможность осознать объективную направленность деяния на определенные социальные блага, охраняемые уголовным законом, то есть его общественную опасность.

Осознание общественной опасности деяния не следует отождествлять с осознанием его противоправности, то есть запрещенности уголовным законом. Интеллектуальный элемент умышленной вины в качестве обязательного признака включает осознание лишь общественной опасности совершаемого деяния, но не его противоправности, хотя в большинстве случаев совершения умышленных преступлений противоправность деяния осознается, а в отдельных случаях включается законодателем в содержание умысла (при указании на заведомую незаконность деяния).

Предвидение общественно опасных последствий это мысленное представление виновного о том вреде, который причинит его деяние общественным отношениям, поставленным под защиту уголовного закона. При прямом умысле предвидение включает, во-первых, представление о фактическом содержании предстоящих изменений в объекте посягательства, во-вторых, понимание их социального значения, то есть вредности для общества, в-третьих, осознание причинно-следственной зависимости между действием или бездействием и общественно опасными последствиями.

Как видно из определения прямого умысла в ч. 2 ст. 25 УК РФ, он характеризуется предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий. Лицо, намеренное причинить определенные последствия, убеждено в реальном осуществлении своих намерений, видит последствия в идеальной форме, как уже наступившие и, как правило, представляет их себе как неизбежные.

Волевой элемент прямого умысла, характеризующий направленность воли субъекта, определяется в законе как желание наступления общественно опасных последствий.

Желание это воля, мобилизованная на достижение цели, стремление к определенному результату. Оно может иметь различные психологические оттенки. Желаемым следует считать не только последствия, которые доставляют виновному внутреннее удовлетворение.

Лукин, нанося Сорокину удар отверткой, осознает общественную опасность своих действий, предвидит реальную возможность наступления смерти Сорокина, и желает этого. Таким образом, характер избранного Лукиным орудия преступления, нанесение сильного удара ножом в область жизненно важных органов свидетельствует о прямом умысле на убийство из хулиганских побуждений. Здесь при решении вопроса о содержании умысла следует учесть, что ранение было нанесено отверткой в грудь, т.е. туда, где расположены жизненно важные органы, причем с такой силой, что потерпевший вскоре скончался.

Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации. Официальный текст по сост. на 15 янв. 2012 г. // base.garant.ru/10107062.htm.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. Официальный текст по сост. на 15 янв. 2012 г. // base.garant.ru/10107062.htm.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации 2001 г. Официальный текст по сост. на 15 янв. 2012 г. // base.garant.ru/10107062.htm.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)» // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1999. — №3.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. №45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2008. — №1.

6. Уголовный кодекс РСФСР от 27 окт. 1960 г. (утратил силу) // base.garant.ru/10107062.htm.

7. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. — М., 1987.

8. Большой юридический словарь // http://slovari.yandex.ru.

9. Вандыш-Бубко В.В., Сафуанов Ф.С. Ограниченная вменяемость: судебно-экспертологический анализ // Юридическая психология. — 2009. — №2.

10. Калашник Я.М. Судебная психиатрия. — М., 1961.

11. Комментарий к Конституции Российской Федерации. Под редакцией В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. — М., 2009.

12. Копылова Г.К., Прозоров А.В. Психология в деятельности органов внутренних дел: Курс лекций. — М., 2006.

13. Лунц Д.Р. Проблема невменяемости в теории и практике судебной психиатрии. — М., 1966.

14. Михайлова А.В. Общественно опасное поведение невменяемых: актуальные криминологические проблемы // Российский следователь. — 2009. — №2.

15. Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. — Владивосток, 1983.

16. Мотивация преступного поведения / Лунеев В.В.; Отв. ред.: Кудрявцев В.Н. — М., 1991.

17. Назаренко Г.В. Эволюция понятия вменяемости (в Уголовном кодексе) // Государство и право. — 1993. — №3.

18. Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. Судебная статистика: http://www.cdep.ru/material.asp?material_id=63.

19. Спасенников Б., Спасенников С. Определение понятия «опьянение» в уголовном праве // Уголовное право. — 2007. — №4.

20. Сысоева Т.В. Субъективные признаки убийства, совершенного в состоянии аффекта // Вестник ТюмГУ. Издательство Тюменского государственного университета. — 2003. — №3.

21. Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. — СПб., 1902. — Т. 1.

22. Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева, А.В. Наумова. — М., 2003.

23. Хрестоматия по истории государства и права России. 2-е издание. Ред. Титов Ю.П. — М., 2008.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...