Данная работа не уникальна. Ее можно использовать, как базу для подготовки к вашему проекту.

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

“Вятский государственный университет”

Вечерне-заочный факультет

Контрольная работа

История создания и историческое значение Великой Хартии вольностей

Выполнил:

студент гр. Ю-ВПО -1К

Шипицына Ольга Анатольевна

Проверил: Кислицын Ю.С.

Киров 2014

Содержание

хартия вольность право конституционный

1. Великая Хартия вольностей

2. Исторические условия появления Хартии

3. Содержание Великой Хартии вольностей

4. Историческая судьба Хартии

5. Значение Великой Хартии вольностей

Список использованной литературы

1. Великая Хартия вольностей

Хартиями (от чЬсфзт — лист папируса) называются в английской истории те королевские грамоты, которые даруют или подтверждают различные льготы всему народу или отдельным общинам.

Великая хартия вольностей (лат. Magna Carta Libertatum) — грамота, подписанная английским королём Иоанном Безземельным 15 июня 1215 года и ставшая впоследствии одним из основополагающих конституционных актов Англии.

Хартия является историческим документом, памятником феодального права Англии.

Исследование и изучение Хартии актуально и интересно тем, что во-первых, она является частью неписанной британской конституции, а во-вторых, результат исторического развития Англии в XII – начале XIII вв. – политико-правовой мысли крупных феодалов и конфликтной ситуации, возникшей в Англии при короле Иоанне Безземельном в 1213-1215 гг.

Приведу некоторые исторические факты, связанные с Хартией.

Так, изначально Хартия была написана на латинском языке без подразделения на статьи, в 1219 г. был сделан перевод на общеупотребительный французский.

Хартия получила название Великой, поскольку содержала наиболее обширный к тому времени перечень материальных и политических требований о гарантиях прав и свобод, которые монарх вынужден был принять.

Данная работа не уникальна. Ее можно использовать, как базу для подготовки к вашему проекту.

Хартия неоднократно переиздавалась: в 1216, 1217, 1225 годах.

Подписанный королём в 1215 году оригинал документа не сохранился. До наших дней дошли четыре копии с Хартии 1215 года — все они хранятся в Великобритании: две в Британской библиотеке, одна — в Соборе Линкольна и ещё одна — в Соборе Солсбери. Также сохранилось ещё тринадцать средневековых копий документа, в том числе четыре — датируемых 1297 годом.

В 2009 году ЮНЕСКО включило Великую хартию вольностей в реестр “Память мира” (Memory of the World) — программу Организации Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры по защите всемирного документального наследия.

Первый русский перевод Хартии с истолкованием дал писатель, журналист, литературный критик и переводчик И.И. Ясинский (1850-1931 г.г.) – “История Великой хартии в XIII столетии” (Киев, 1888).

2. Исторические условия появления Хартии

Безусловно, Хартия – продукт исторического развития Англии в XII – начале XIII вв., политико-правовой мысли крупных феодалов и конфликтной ситуации, возникшей в Англии при короле Иоанне Безземельном в 1213-1215 гг.

Говоря об условиях (предпосылках) появления Хартии, необходимо сказать и об Иоанне Безземельном. Иоанн Безземельный (1167-1216 гг.) являлся королем Англии с 1199 года, происходил из династии Плантагенетов, был младшим сыном Генриха II и Элеоноры Аквитанской. Наиболее всего стал известен за подписание Великой хартии вольностей.

Его правление считается одним из самых катастрофических за всю историю Англии — оно началось с завоевания Нормандии французским королём Филиппом II Августом и закончилось гражданской войной, почти свергшей его с трона. Добавлю, что репутация Иоанна такова, что с тех пор до настоящего времени ни один английский монарх не называл своих наследников этим именем.

Неудачная внешняя (неблагоприятный исход военных действий против Франции – утрата владений на севере от Луары, унизительная покорность короля папе римскому) и внутренняя политика; фискальный и политический нажим Иоанна на крупных феодалов, часто сопровождавшийся откровенным произволом, вызвали в 1215 г. восстание баронов, которое поддержали духовенство, рыцари и горожане. На Руннимедском лугу, 15 июня 1215 года король должен был принять требования баронов, изложенные в 49 статьях. Эти статьи баронов (Articles of the Barons) легли в основание Великой хартии вольностей, подписанной под давлением.

В итоге, подписание Хартии стало результатом поражения короля в борьбе с восстанием баронов. По сути, Великая хартия вольностей представляла собой договор короля с оппозицией, “закрепляя требования и интересы разнородных и даже противоборствующих, но временно объединившихся сил – Хартия является противоречивым документом, не выходит за пределы феодального соглашения между королем и верхушкой оппозиции”.

3. Содержание Великой Хартии вольностей

Правовыми источниками Великой хартии вольностей являются феодальные обычаи, о соблюдении которых идёт речь во многих статьях хартии, а также издаваемые при восшествии на престол хартии прежних английских королей (особенно Генриха I). Ведь, формально, до подписания, как указывалось выше, она представляла собой петицию с изложением требований баронов и называлась “Баронские статьи” (Articles of the Barons).

Текст Хартии был написан сплошняком, однако исследователи сошлись во мнении, что Magna Carta Libertatum состоит из преамбулы и 63 статей.

Большинство статей посвящены установлению законности, правопорядка и гарантиям личных прав населения в рамках “общего права”. Церкви предоставлялись её традиционные привилегии. В нескольких статьях речь идёт о правах городского среднего класса.

Рассмотрим её положения более подробно.

Первая статья утверждала за Церковью свободу выборов (“которая признается важнейшей и бол

Часть работы скрыты для сохранения уникальности. Зарегистрируйся и получи фрагменты + бесплатный расчет стоимости выполнения уникальной работ на почту.

ее всего необходимой Английской церкви”) на духовные должности. В этом Хартия была сходна с грамотой Генриха I, которая точно так же раньше всех других уступок обеспечивала права и мир церкви.

Большинство статей Хартии касается вассально-ленных отношений короля и баронов и стремится ограничить произвол короля в использовании его сеньориальных прав, связанных с земельными владениями.

Эти статьи регламентируют порядок опеки, получения рельефа, взыскания долга и т. п. (ст. 2–11 и др.).

Так, ст. 2 Хартии ставила определение суммы рельефа с вассалов короля в зависимость от размера землевладения, переходившего по наследству. Ленный опекун по ст. 4 должен был получать в свою пользу умеренные доходы и не наносить ущерба ни людям, ни вещам опекаемого владения. Хартия подтверждала наставление о вдове вассала, которая должна была получать определённую часть владения после смерти мужа (ст. 7-8).

Чисто феодальными отношениями занято ещё более двенадцати параграфов Хартии, трактующих о повинностях держателей рыцарских ленов, о землях осуждённых преступников, которые оказались во владении короля, о правах феодальной опеки (ст.ст. 16, 29, 32, 37, 43, 46). Всё это простое констатирование главных пунктов феодального права, необходимое в виду их постоянного нарушения Иоанном Безземельным, но едва ли вносящее в них что-либо новое. Ещё хартия вольностей Генриха I формулировала эти пункты, хоть и с несколько меньшей детальностью.

Статьи 12 и 14 предусматривали создание совета королевства (nisi per commune consilium regni nostri), ограничивающего власть короля по одному из важных финансовых вопросов –взиманию “щитовых денег”, а именно запретила произвольное взимание монархом щитовых денег. Соответственно определялся и состав этого “общего” совета (ст. 14) только из непосредственных вассалов короля. Характерно, что этот совет должен был решать вопрос и о взимании феодального вспомоществования с г. Лондона (ст. 13). То есть, статьи 12 и 14 Хартии ставят себе целью превратить Великий Совет в учреждение, которое авторитетно и планомерно ограничивало бы королевскую волю и тем отнимало бы у неё возможность свободно распоряжаться средствами общества. Но речь здесь идёт исключительно о феодальном налоге (щитовых деньгах); не упомянуты другие взимания, следовательно остальные виды налогов и сборов, в том числе наиболее тяжелый побор с городов — талья, король мог по-прежнему взимать единолично.

Статьи 21 и 34 были направлены на ослабление судебных прерогатив короны.

Статья 21 предусматривала подсудность графов и баронов суду “равных”, изымая их из-под действия королевских судов с участием присяжных: “Графы и бароны будут штрафоваться не иначе, как при посредстве своих пэров, и не иначе, как сообразно роду проступка”.

Статья 34 запрещала применение одного из видов судебных приказов (приказа о немедленном восстановлении истца в правах или явке ответчика в королевский суд), тем самым ограничивая вмешательство короля в споры крупных феодалов с их вассалами по поводу свободных держаний, тем самым ограничивая вмешательство короля в споры крупных феодалов с их вассалами по поводу свободных держаний. В этой статье бароны пытаются остановить планомерную объединительную работу центральной власти в сфере юрисдикции, начатую Генрихом II, так решительно урезавшим своими ассизами гражданскую юрисдикцию феодалов. Это была со стороны баронов попытка затормозить тот путь, по которому шло политическое развитие Англии с нормандского завоевания.

Рыцарство и свободное крестьянство также получили значительные права: баронам запрещалось требовать с них больше служб и повинностей, чем полагалось по обычаю (ст. 15, 16, 27, 60), всем свободным людям гарантировалась защита от произвола чиновников.

Интересы рыцарства в наиболее общем виде выражены в ст. 16 и 60, где говорится о несении за рыцарский лен только положенной службы и о том, что положения Хартии, касающиеся взаимоотношений короля с его вассалами, относятся и к отношениям баронов с их вассалами.

Очень скупо говорится в Хартии о правах горожан и купцов. Статья 13 подтверждает за городами древние вольности и обычаи, ст. 41 разрешает всем купцам свободное и безопасное передвижение и торговлю без взимания с них незаконных пошлин.

Крепостные исключались из предусмотренных общим правом привилегий в отношении свободных. Таким образом, термины “свободный человек” и даже просто “люди королевства” совершенно естественно для феодального права отстраняли от перечисляемых прав основную массу населения – крепостное крестьянство.

Большое значение имела многочисленная группа статей, направленных на упорядочение деятельности королевского судебно-административного аппарата, где подтверждается и закрепляется сложившиеся с XII в. судебно-административные и правовые институты, ограничивает произвол королевских чиновников в центре и на местах.

Так, по ст. 38 чиновникам нельзя было привлекать кого-либо к ответственности только по устному заявлению и без свидетелей, заслуживающих доверия.

В ст. 45 король обещал не назначать на должности судей, констеблей, шерифов и бейлифов лиц, не знающих законов страны и не желающих их добровольно исполнять.

Вообще, делу правосудия Великая Хартия Вольностей отводит весьма видное место, не забывая при этом даже самые низшие слои английского общества.

Ст. 17 Хартии окончательно фиксирует создание в Вестминстере т. н. Суда общих тяжб, до тех пор всё ещё остававшимся разъездным органом и передвигавшимся с королём. Теперь он был превращён в учреждение, существующее независимо от личности короля – “Общия тяжбы не должны следовать за нашей курией, но должны разбираться в каком-нибудь определенном месте”.

Статьи 18 и 19 улучшают процедуру созданных реформой Генриха II разъездных судей по разбору земельных исков. Ст. 23 повторяет изданное Генрихом II запрещение шерифам и другим королевским чиновникам решать так называемые “коронные дела”, т. е. особо важные уголовные дела, которые должны находиться в исключительном ведении королевских судов, и, таким образом, признаёт пагубность совмещения в одних руках административной и судебной власти.

Статьи 20, 21 и 22 регулируют взимание штрафов в пользу короля. При взимании их следовало сообразовываться с родом проступка и с его важностью. При этом основное имущество штрафуемого, его основной капитал должны оставаться неприкосновенными (товар купца, хозяйственный инвентарь виллана и пр.).

В ст. 26 король обещает, что впредь ничего не будет брать в своей канцелярии за указ, предписывающий произвести расследование дела человека, арестованного по обвинению в уголовном преступлении и не будет отказывать просьбе выдать такой указ.

В ст. 38 королевским чиновникам запрещается привлекать кого бы то ни было к суду по собственному усмотрению, не приводя достоверных свидетелей – “Впредь никакой чиновник не должен привлекать кого-либо к ответу (на суде, с применением ордалий) лишь на основании своего собственнаго устнаго заявления, не привлекая для этого заслуживающих доверия свидетелей”.

Статьи 18, 19, 20, 38 кроме прочего, официально закрепляют порядок расследования гражданских и уголовных дел с помощью присяжных в качестве свидетелей или обвинителей. Следовательно, этот институт, введённый Генрихом II, прочно укоренился в английском судебном процессе, равно как и система судебных приказов (ст. 36).

Вместе с тем изживший себя “суд божий” с ордалиями и судебным поединком ещё окончательно не исчез из практики. Об этом свидетельствует, правда косвенно, содержание ст. 38 и 54. Статья 54 на первый взгляд весьма странная (“Никто не должен подвергаться аресту и заключению в тюрьму по жалобе женщины, если она жалуется по случаю смерти кого-либо иного, а не своего мужа”) имела целью сократить количество поединков, происходящих по жалобе женщин и часто имеющих неблагоприятный для обвиняемого исход: женщины – истицы могли выставить вместо себя на поединок любого рыцаря, в то время, как обвиняемый вынужден был драться самостоятельно.

Весьма важным условием нормально функционирующей торговой и промышленной жизни являлось единообразие мер и весов, закрепленное в статье 35: “Одна мера вина пусть будет по всему нашему королевству, и одна мера пива, и одна мера хлеба, именно лондонская четверть, и одна ширина крашеных сукон и некрашеных и сукон для панцырей, именно два локтя между краями; то же, что о мерах, пусть относится и к весам”.

Статья 28 Хартии запрещает королевским агентам брать у кого-либо хлеб или иные предметы иначе, как немедленно уплачивая при этом продавцу деньги или получая от него согласие на отсрочку платы.

Статья 30 запрещает шерифам, бейлифам и другим королевским чиновникам брать у свободного человека лошадей или телеги для перевозки иначе, как с его согласия.

Ограничивалось право постоя и реквизиций. Ни один свободный землевладелец не мог быть принуждён к постройке мостов, если такая обязанность не существовала ранее (ст. 12).

Со всех лесов и рек, отобранных в правление Иоанна для королевской охоты, было снято запрещение (ст. 47): “Все леса, которые стали заповедными королевскими лесами при нас, немедленно же должны перестать быть ими; так же надлежит поступать и с реками, которыя были объявлены нами заповедными”.

Личная свобода граждан английского королевства охранялась статьей 42, которая обеспечивал каждому право свободного передвижения по воде и по суше, выезда из государства и возвращения в него.

Особую известность получили ст. 39 и 40 Хартии, они, согласно общепринятому взгляду, являются торжественным провозглашением общих принципов, сохраняющих всю свою жизненность и силу и в настоящее время, являясь фундаментом гражданских свобод.

Ст. 39 запрещала арест, заключение в тюрьму, лишение владения, объявление вне закона, изгнание или “обездоливание какимлибо образом” свободных людей иначе, как по законному приговору равных и по закону страны: “Ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, или обявлен стоящим вне закона, или изгнан, или каким-либо (иным) способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных его (его пэров) и по закону страны”. Её дополняет следующая непосредственно за ней статья 40: “Никому не будем продавать права и справедливости, никому не будем отказывать в них”.

При этом, в XIV в. ст. 39 Хартии неоднократно уточнялась и редактировалась парламентом, но оставалась как гарантирующая неприкосновенность личности всех свободных.

Таким образом, именно эти статьи Хартии оказались наиболее жизнестойкими и составили основу последующих редакций хартии, придали ей в дальнейшем силу конституционного документа и значение манифеста “прав человека и гражданина” — такую окончательную трактовку хартия получила в эпоху английской революции.

Статья 61 обеспечивала порядок соблюдения Хартии: бароны избирали из своей среды 25 лиц для надзора за соблюдением вольностей. Если бы король нарушил Хартию и в течение 40 дней по требованию хотя бы четырех баронов не исправил нарушения, все 25 баронов могли прибегнуть к насилию против короля — то есть отнять у него земли и замки, щадя только его личность и семью. Каждый подданный мог поддержать этих баронов в борьбе против короля.

Таким образом, как мы видим, большинство статей Хартии отражало интересы феодальной аристократии. Значительно меньше Великая хартия вольностей дала рыцарству и верхушке свободного крестьянства. Города получили лишь подтверждение уже существовавших привилегий. Основной массе английского народа — крепостному крестьянству (вилланству) Великая хартия вольностей не дала никаких прав.

4. Историческая судьба Хартии

Юридическую силу Хартия 1215 г. имела лишь несколько месяцев. В конце августа 1215 г. римский папа, примирившийся с Иоанном, аннулировал Хартию папской буллой. Снова началась вооружённая борьба, но смерть Иоанна в 1216 г. помешала довести её до какого-либо определённого результата.

В малолетство Генриха III регент Вильям Маршаль, граф Пемброк, издал ее вновь, в 1216 году, с важными изменениями: 22 её статьи (10, 11, 12, 14, 15, 25, 27, 42, 45, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 55, 57, 58, 59, 61, 62, 63) не были включены в Хартию 1216 г.

Второе переиздание документа произошло в 1217г., когда был воспроизведён вариант 1216 г. с незначительными изменениями. Кроме того, тогда введены две статьи: “Quia emptores” и “De vins religiosis”. Первая ограничивала свободных людей в их праве отчуждать свои земли, а вторая запрещала передачу ленных земель Церкви. В том же 1217 г. издана была еще “Лесная хартия” (Charter of the Forest), уничтожившая ограничение прав собственников над лесами.

Последнее переиздание Хартии 1215 г. состоялось в 1225 г. Феодалам удалось добиться включения в текст 1225 г. некоторых уступок. В последней статье Хартии 1225 г. говорилось, что соблюдение Хартии зависит от воли короля, взамен чего ему гарантируются субсидии со стороны большого совета феодальных магнатов. Такой совет действительно созывался Генрихом III до 1258 г. Однако в своей политике король совершенно не считался с ним, и при отказе в субсидиях пополнял казну за счёт различных налогов и поборов.

Текст 1225 г. был окончательно подтверждён королём Эдуардом I в парламенте и стал законом, который в латинской редакции получил название “Статус о неразрешении налогов” (1297 г.). В этом акте было, в частности, провозглашено, что никакие налоги, пособия и поборы не будут налагаться и взиматься без воли и общего согласия архиепископов, епископов, графов, баронов, рыцарей, горожан и иных свободных людей королевства. Из всех статей Хартии 1215 г. в него вошли с изменениями ст. 1, 9, 13, 20, 21, 22, 23, 33, 39, 40, 41, 47, причём они были сведены в 9 статей.

В дальнейшем Хартия постоянно модифицировалась, её содержание толковалось и изменялось применительно к новым условиям.

Особое внимание привлекала ст. 39. Между 1331 и 1363 г. парламент много раз интерпретировал эту статью, придав ей почти современное звучание. Так, “законный приговор равных” получил трактовку “судебная процедура с участием жюри присяжных”; термин “закон страны” приобрёл вид “надлежащей правовой процедуры”; слова “ни один свободный человек” были сначала заменены словом “никто”, а затем словами “ни один человек, какого бы сословия или состояния он ни был…”.

С падением средневекового социального строя часть статей Великой хартии утратила свое значение; зато вольности политического и гражданского характера, данные первоначально только баронам или свободным людям вообще, сделались в новой истории Англии достоянием всей нации.

5. Значение Великой Хартии вольностей

Официально в Англии этот документ считается первым конституционным актом, памятником средневекового права.

Хартия послужила исходным пунктом для английского государственного и гражданского права.

Также Великая хартия вольностей сыграла известную роль в политической борьбе 13–14 вв., приведшей к складыванию английской сословной монархии.

Забытая в конце 15 и в 16 вв., в дальнейшем она была использована лидерами парламентской оппозиции накануне и в начале Английской буржуазной революции для обоснования права парламента контролировать действия королевской власти.

В начале 17 в. Великая Хартия вольностей была заново “открыта” оппозиционными абсолютизму силами как первый в истории Англии документ, ограничивающий власть короны и провозглашающий права и свободы подданных. Накануне и в годы Английской революции XVII века она широко использовалась для обоснования требований демократических свобод и права бороться против королевской тирании.

Почти все права, которых постепенно добивался парламент, представляют собою подтверждение или дальнейшее развитие начал, впервые высказанных Великой хартией. Так, “Петиция о правах” (Petition of Right); поданная Карлу I Парламентом в 1628 г., все еще требовала права утверждать налоги, данного 12-й статьей Великой хартии и статутом De Tallagio. Habeas Corpus Act 1679 г., ограничивший предварительное заключение без суда тремя днями, был только дальнейшим развитием 39 статьи Великой хартии.

Те же начала, при восшествии на престол Вильгельма Оранского, легли в основание “Билля о правах” (Bill of Rights), на котором до сих пор покоятся конституционные права Англии.

Список использованной литературы

1. ИГПЗС учебник для вузов в двух частях. Часть 1 под общей ред. О.А. Жидкова и Н.А. Крашенинниковой. Москва, “НОРМА” 2004 г.

2. Всеобщая история государства и права под ред. К.И. Батыра, Москва, “Проспект”, 2007 г.

3. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник для вузов под ред. А.А. Мишина. “Юстицинформ”, 2008.

4. Всеобщая история государства и права учебник в 2 томах. Под ред. О.А. Омельченко. “Эксмо”, 2005.

5. Савелло К.Ф. Раннефеодальная Англия, Москва, 197 г.

6. Барг М.А. Исследования по истории английского феодализма в XI-XIII вв. Москва, 1962 г.

7. Петрушевский Д.М. Великая Хартия вольностей и конституционная борьба в англ. обществе во II пол. XIII в., 1918 г.

8. Левчук С.В. Статья “Политико-правовые аспекты исторического толкования актуальных положений Magna charta libertatum 1215 года и Habeas corpus act 1679 года в Англии в контексте право-привилегий и идейных начал принципа презумпции невиновности”. “История государства и права”, 2013, №7.

4.85
MariaTanto
Всегда стараюсь, чтобы работа соответствовала моим представлениям о качестве и нравилась заказчику. Могу писать как отстраненные аналитические тексты, так и более оригинальные, когда важнее интересные идеи и нестандартный подход.